Павел игнатьевич гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован

?

Categories:

  • авиация
  • армия
  • история
  • Cancel

История Болшевской шараги была бы не полной, если не привести данных о том, что же было в городе Калининграде во времена репрессий. Участвовали ли «болшевцы» в создани военной техники на предприятиях города? По логике так и должно быть, так как в то время на предприятиях города проводился ряд серьезных опытно-конструкторских работ по военной авиации и артиллерии, и опыт ведущих специалистов страны вполне мог быть затребованным. Что в это время было разработано и произведено в Подлипках? Но по порядку.Безоткатные орудия.Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованКак и при всяком опытном производтве, не обходилось без конструкторских и производственных дефектов, но, в конеччном итоге, результаты были положительные, и пушки Курчевского пошли в массовое производство. Три завода, включая и Калининградский №8, к концу 1935 года произвели 831 орудие, из которых 237 было поставлено в строевые войска. Это батальонные пушки «БПК», корабельные «КПК», самоходные «СПК», авиационные «АПК-4» и противотанковое ружье «14-К».

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/c8/%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87.JPG/220px-%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87.JPG?uselang=ru

Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованВ 1934-м в Подлипках под руководстом известного авиаконструктора Григоровича был спроектирован пушечный истребитель ИП-1. Здесь нодо сделать небольшое отступление. Оно поможет глубже понять историю спецтюрем-шараг:»Первыми громкими судебными процессами над «буржуазными специалистами» стали Шахтинское дело и дело Промпартии. 1 сентября 1928 года очередь дошла и до Григоровича. Он был арестован в своем кабинете, обвинен во вредительстве и отправлен в Бутырскую тюрьму. Вслед за ним арестовали и его соратников – А.Седельникова, Е.Майоранова, В.Корвин-Кербера, которые работали с ним еще в «Первом Российском товариществе воздухоплавания С.С.Щетинина и К°». Вскоре волна арестов авиаспециалистов прокатилась и по другим предприятиям оборонной отрасли.Между тем весной 1928 года правительство СССР приняло «План строительства вооруженных сил на будущую пятилетку». В нем провозглашалось, что главной задачей военно-политического руководства является достижение двух целей: «…по численности не уступать основным неприятелям; по технике — быть сильнее их по решающим видам вооружений, а именно — по воздушном флоту, артиллерии и танкам». Поэтому руководство ОГПУ решило использовать заключенных специалистов по их прямым специальностям. Отстаивал эту идею зам­пред ОГПУ Генрих Ягода, которому и было поручено курировать первое тюремное конструкторское бюро.Создали КБ в декабре 1929 года непосредственно в Бутырской тюрьме, оборудовав две камеры чертежными принадлежностями. Главным конструктором Особого конструкторского бюро (такое название получила новая структура) был назначен Дмитрий Григорович, его заместителем — Николай Поликарпов, арестованный по обвинению в участии в контрреволюционной организации. Заключенным, зачисленным в ОКБ, улучшили условия содержания — увеличили нормы питания, чаще водили в баню и разрешали свидание с родными. Сразу после формирования состава ОКБ его посетил заместитель начальника ВВС Я.Алкснис и поставил задачу: к весне 1930 года спроектировать истребитель, характеристики которого были бы не хуже, чем у лучших зарубежных аналогов.Со временем группа Григоровича была переведена на территорию авиационного завода им. Менжинского (ГАЗ № 39), располагавшегося неподалеку от Центрального аэродрома. В своих воспоминаниях другой известный советский авиаконструктор Александр Яковлев, получивший по окончании Военно-воздушной академии им. Жуковского назначение на этот завод, писал: «Они жили и работали в таинственном «седьмом ангаре», приспособленном под внутреннюю тюрьму». Этот ангар надзиратели разделили на две части: в одной находилась жилая зона, в другой — рабочие помещения.Всего за три месяца заключенные конструкторы и инженеры разработали макет будущего истребителя. На сооружение его исследовательского образца времени потратили и того меньше — месяц, а 29 апреля 1930 года он впервые был испытан в воздухе. Позже мир увидел еще два самолета этой конструкции — «Клим Ворошилов» и «Подарок XVI партсъезду». Отличались они двигателями и формой обтекателей на капоте и шасси.» (39)Весной 1938 года Григорович получил новую должность — руководителя только что организованного КБ в Новосибирске. Но в Сибирь поехать не смог – тяжело заболел и 26 июля того же года на 56-м году жизни умер от рака крови. Похоронили его на Новодевичьем кладбище в Москве. Но вернемся к теме.Производственная база росла, для производства ДРП в Завокзальном районе на нынешней второй территории РКК «Энергия» был построен завод №38. Курчевский не останавливался на достигнутом и решил создавать под свои пушки собственный самолет, организовав для этого специальный авиационный отдел, где работали С.Лавочкин, С. Люшин, Б. Черановский, В. Шавров. Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованПавел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованПавел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованБ.И. Чернавский и С.П. Королев.Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованПроизводственная база располагалась на аэродроме Подлипки.Заместителем Курчевского по научной части в 1933-1935 гг. работал Б.С. Стечкин (17). Неожиданно в 1937 г. Курчевский был незаконно арестован, 12 января 1939 года расстрелян (именно эта дата указана в книге Р.Д. Позамантир, Л.К. Бондаренко). По другим источникам — расстрелян 26 ноября 1937 года.Перед арестом 38-й завод посетил главный инженер ГУАП НКТП Туполев ( сам был арестован в октябре 1937-го) и и Главком ВВС Алкснис ( арестован в ноябре 1937-го и растрелян в июле 1938-го). После чего завод был расформирован. Было ли это «битвой титанов» — авиаконструкторов, судить не берусь.Составные самолеты (самолеты — звенья).Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованПавел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестованКонструкция, предложенная Вахмистровым, была взята на вооружение и смогла проявить себя в Великой Отечественной Войне. Звено Вахмистрова позитивно зарекомендовала себя во время бомбардировки Плоеши и Констанцы. В 1936 году из НИИ ВВС в Подлипки на территорию Центрального испытательного аэродрома перевели конструкторскую группу Вахмистрова из… трёх человек, вошедшую впоследствии в состав КБ-29. После эвакуации КБ-29 в Пермь Вахмистров перешёл на работу в конструкторское бюро Н.Н. Поликарпова.Высотная авиация Чижевского.Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован

Разработки БОК по праву принадлежат к числу достижений отечественной авиации 1930-х годов. Под руководством Чижевского созданы и герметичная гондола стратостата «СССР», впервые в мире поднявшшего человека на высоту 19 километров, и высотные самолеты с герметичными кабинами серии «БОК», покорившие стратосферу. В стенах КБ ведется разработка БОК-15 для выполнения кругосветного полета.

После ареста Чижевского КБ реорганизуется и на его базе создается ОКБ и завод №289 П.О. Сухого.» Текст из книги «70 лет вокруг Солнца», стр. 104.1 февраля 1939 года В. А. Чижевского арестовали. По свидетельству заместителя А. Н. Туполева Л. Л.

Кербера, он не падал духом и не сомневался, что происходившее, в том числе и репрессии, имело какие-то высшие и тайные причины.

Чижевский считал, что человеческому уму не все доступно: «Вот подождите, — говорил он, — пройдет несколько лет, и скрытые для нас причины обнажатся». Чижевский стойко перенес арест и больше двух лет лагерей.

Перед самой войной он оказался в тюремном конструкторском бюро — ЦКБ-29, которое возглавлял опальный в то время А. Н. Туполев. До этого Чижевский являлся одним из заключенных Болшевской шараги.

Константин Алексеевич Калинин.

В октябре1938-го через семь месяцев после ареста, в застенках Воронежского УНКВД застрелили создателя первых советских серийных пассажирских самолетов, авиаконструктора К. А. Калинина. Обвинение было стандартным для 1937—1938 годов — «антисоветская деятельность и шпионаж».

Закрытое судебное заседание Военной коллегии Верховного суда продолжалось всего 10 минут, не было ни защитника, ни свидетелей. Приговор привели в исполнение сразу после окончания заседания.» И.Артоболевский сказал: «Вот были два великих авиаконструктора — Игорь Сикорский и Константин Калинин. Первого Америка похоронила как национального героя, а второго у нас никто не знает.

Его на вершине славы загубили молодым у себя дома». Астрофизик Крымской обсерватории Т.Смирнова в 1975 году открыла звезду под номером 3347. Этой планете по желанию первооткрывательницы Международным планетарным центром было присвоено имя «Константин» в честь выдающегося авиаконструктора Константина Калинина.» (40)Разработки Гроховского и Привалова.

Павел Игнатьевич Гроховский — советский конструктор, изобретатель и организатор производства парашютной, авиационной и воздушно-десантной техники.

Источник: https://mikulasg.livejournal.com/11645.html

Проект экспериментального истребителя-перехватчика Г-26

Проект экспериментального истребителя-перехватчика Г-26.

Разработчик: НКТП, Б.Д.Урлапов Страна: СССР Проект 1934 г.Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован

По настоянию заместителя народного комиссара по военным и морским делам и начальника вооружений РККА маршала М.Н.Тухачевского на базе Осконбюро (Особое конструкторское бюро), занимавшегося разработкой парашютной и воздушно-десантной техники, был организован специальный научно-исследовательский институт по вопросам воздушного десантирования войск (Экспериментальный институт НКТП).

Этому институту, который возглавлял Павел Игнатьевич Гроховский, летом 1934 года поручили создать боевой самолет, способный развивать скорость свыше 400 км/ч. Разработка проекта истребителя-перехватчика началась под руководством ведущего конструктора Бориса Дмитриевича Урлапова.

Самолету присвоили обозначение Г-26, которое первоначально принадлежало проекту летающего автомобиля на базе автомобиля Форда образца 1934 года. На крыше автомобиля крепилось крыло с двумя двигателями М-11 и топливным баком. Самолет-автомобиль был спроектирован по схеме «бесхвостка», управление им осуществлялось с помощью штурвала со второго сиденья автомобиля.

Поскольку проект самолета-автомобиля не реализовывался, обозначение Г-26 передали проекту истребителя.

Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован

Летающий автомобиль Г-26.

Середина 1930-х годов стала апогеем битвы авиаконструкторов, искавших наивыгоднейшие пути скачкообразного увеличения скорости, примерно такого же, как после появления убирающегося шасси.

Ставка на новые двигатели мало, что давала, поскольку появлявшиеся избытки мощности шли на преодоление довольно высокого лобового сопротивления. В условиях ограниченного выбора силовых установок облагораживание аэродинамики казалось наиболее приоритетным.

По этому пути и пошли конструкторы Экспериментального института.

Самолет задумывался как перехватчик смешанной конструкции с металлическим крылом и деревянным фюзеляжем под двигатель «Hispano-Suiza» 12Ybrs, развивавший 860 л.с. с водяной рубашкой, но с паровым (испарительным) охлаждением.

С 1935 года лицензионный вариант этого двигателя выпускался в СССР под маркой М-100, мощность его при этом, правда, несколько уменьшилась. Вооружение планировалось из двух пулеметов ШКАС, размещавшихся в крыле и стрелявших вне диска винта.

Небольшие размеры и вес, мощный, но в то же время легкий (всего 470 кг) мотор, одноколесное, и поэтому тоже легкое, убирающееся шасси, хорошая аэродинамика — все это позволяло разработчикам надеяться на достижение скорости 565 км/ч (по другим данным — более 600 км/ч).

Для уменьшения посадочной скорости, крыло самолета оснащалось закрылками, занимавшими всю заднюю кромку между элеронами.

Редкое для одномоторных самолетов велосипедное шасси вызывает ассоциации с самолетами Р.Л.Бартини. После испытаний «Сталь-6» в 1933 году Бартини получил задание спроектировать на его базе полноценный истребитель «Сталь-8».

Этот самолет должен был иметь мотор М-100 и максимальную скорость 630 км/ч. Вооружение состояло из двух синхронных ШКАСов.

Однако «Сталь-8» не достроили — работы по нему прекратили в 1935 году, так как проектировавшийся в НИИ ГВФ истребитель оказался «чужим» и для ГВФ, и для ВВС. Борис Урлапов не мог не знать об этих работах, а участвовавший в них П.А.

Ивенсен, не без помощи первого, перешел к Гроховскому, где стал заниматься легким крейсером Г-38. Сравнивая истребители Бартини и Урлапова, напрашивается вывод, что, вероятно, Г-26 отводилась освободившаяся после прекращения разработки «Стали-8» «ниша».

Однако Г-26, при практически одинаковом со «Сталью» взлетном весе, имел несущую плоскость значительно меньшей площади. Нагрузка на нее при этом возросла до 183 кг/м2, вместо 104 кг/м2 у самолета Бартини.

Столь необычная величина данного параметра стала платой за высокую скорость и сознательным риском конструкторов Экспериментального института.

Отметим, что для серийных истребителей того периода нагрузка на крыло находилась в пределах 100-115 кг/м2 и лишь у двухмоторного «легкого крейсера» Гроховского Г-38, строившегося в том же году по проекту П.Ивенсена, она достигала 160.

Постройка Г-26 продвинулась дальше, чем истребителя Р.Бартини. За год его готовность достигла 90-95%. Но и ему не довелось взлететь. Экспериментальный институт передали в Главное управление авиационной промышленности (ГУАП). Новое начальство сразу же вывело из подчинения Гроховского 47-й завод и сократило в два раза финансирование и фонды.

Из-за отсутствия средств работы по Г-26 и Г-38 остановились. Прибывшая вскоре на предприятие комиссия ГУАП вынесла решение: постройка самолетов в институте Гроховского — нецелесообразна, а почти готовые самолеты подлежат уничтожению как бесперспективные. На глазах сотрудников Гроховского обе машины оттащили в дальний конец заводского аэродрома, облили бензином и подожгли.

Читайте также:  Focke wulf fw 200 condor: фокке вульф 200 кондор, «иммельман-iii» - личный самолёт гитлера, характеристики (ттх)

Если бы заявленные параметры Г-26 подтвердились в испытательных полетах, то его, наверняка, ждала бы участь экспериментальной машины. Ухудшившиеся взлетно-посадочные характеристики и возросшая почти вдвое нагрузка на грунт (шасси одноколесное) требовали значительного расширения сети аэродромов с искусственным покрытием.

Последнее обстоятельство было совершенно неприемлемо для СССР в 1930-е годы.

Вскоре закрыли и Экспериментальный институт, а Гроховского и его сотрудников, занимавшихся парашютно-десантной тематикой, перевели в КБ-29, дислоцировавшееся в подмосковных Подлипках.

Завод № 47, на котором строились самолеты Гроховского, начал с 1937 года серийно выпускать УТ-1. Б.

Урлапов бросил конструкторскую работу, поступил в ВУЗ и позднее стал инженером-испытателем десантных планеров, заместителем главного инженера авиации ВДВ.

ЛТХ:

Модификация: Г-26 Размах крыла, м: 7,00 Длина, м: 6,33 Площадь крыла, м2: 8,96 Масса, кг -пустого самолета: 1292 -нормальная взлетная: 1640 Двигатель: 1 х ПД Испано-Сюиза 12Ybrs -мощность, л.с.: 1 х 860 Макс. скорость, км/ч -у земли: 490 -на высоте: 565 Практическая дальность, км: 750 Практический потолок, м: 8000 Экипаж, чел: 1

  • Вооружение: 2 х 7,62-мм пулемета ШКАС.
  • Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован
  • Продувочная модель самолета Г-26.
  • Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован
  • Выклейка фюзеляжа самолета Г-26 из шпона в цехе завода № 47.
  • Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован
  • Сборка крыла самолета Г-26 в цехе завода № 47.
  • Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован

Г-26. Схема.

.

.

Список источников: В.Б.Шавров. История конструкций самолетов в СССР до 1938 г. Журнал «Крылья» 02-2008. Михаил Маслов. Другие люди, другие проекты.

Журнал «Крылья Родины» 12-2000. Михаил Орлов. Один из шестнадцати. О сверхскоростном истребителе Г-26.

Источник: http://xn--80aafy5bs.xn--p1ai/aviamuseum/aviatsiya/sssr/eksperimentalnye-samolety/eksperimentalnyj-istrebitel-g-26-grohovskogo-proekt/

Цирк Гроховского | Военная история

  • В первые двадцать лет своего существования РККА высшее руководство армии состояло частично из необразованных людей.
  • А с 1931 по 1937 годы руководство наркомата обороны вообще не имело ни одного образованного специалиста,не говоря уже о многочисленных вредителях.
  • Именно поэтому оснащение РККА видами вооружений и обучение состава было так сильно запущено…
  • В оборонительном комплексе бал правили в значительной степени авантюристы которые тратили государственные ресурсы на всякого рода сумасбродные проекты.
  • Одним из таких авантюристов стал Павел Игнатьевич Гроховский.
  •  Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован
  • Павел Гроховский.

За 3 года вырос от рядового лётчика до главного конструктора ВС РККА….фантастика.

А ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ С….ГЛИНЯНЫХ БОМБ

Первые свои изобретения Гроховский сделал в 1927 году, когда служил военным летчиком вНовочеркасске.

Для тренировки в бомбометании пилоты использовали цементные бомбы. Их не хватало. Гроховский придумал учебные бомбы из глины. Они начинялись цветным мелом: красным, синим, желтым, зеленым.

Для каждого летчика — своим, чтобы сверху сразу было видно, чья бомба попала в цель. А в его голове уже зрели изобретения посерьезнее глиняной бомбы.

Конечно же это изобретение попахивало долей маразма но оно принесло ему известность.

О необыкновенном летчике-изобретателе узнали в Москве. Гроховского перевели в столицу и поручили руководить Особым конструкторским бюро.

Позже оно стало называться Экспериментальным институтом……

Но шутники за необычные изобретения, которые там делались, за опасные опыты прозвали этот институт «цирком Гроховского».

Павел Игнатьевич мечтал тогда о создании воздушного десанта. Парашюты были уже давно изобретены. Самолеты, способные поднять и нести тяжелые грузы, — тоже имелись.

  1. Оставалось разработать технику для выброски в тылу противника не только бойцов, но и пулеметов, пушек, автомобилей и даже легких танков.
  2. Тут он придумал поместить десантников в воздушные гробы.
  3. ГРОБОЛЁТ

Когда военачальники озаботились необходимостью использования десантных операций с воздуха, выяснилось, что десантников не на чем доставлять к месту выброски.По грузоподъёмности более всего подходили бомбардировщики ТБ-1 и ТБ-3, но они были очень тесными, так как разрабатывались для перевозки бомб, а не людей.

  • И тогда на помощь пришёл Павел Гроховский.
  • Он предложил подвешивать десантников под крыльями самолётов в специальных горизонтальных кабинках.
  • Над местом десантирования лётчик просто дёргал бы за рукоять, кабинки переворачивались бы, десантники бы падали, а прикреплённый к дну кабины тросик принудительно выдёргивал бы им парашют.

Устройство получило название автоматический выбрасыватель красноармейцев Г-39. Его в самом деле построили и испытали.

А вот так в люльку Гроховского упаковывался десантник. Под головой лежит парашют Г-5, тоже конструкции Гроховского:

 Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован

Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован

  1.  Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован
  2.  Павел Игнатьевич Гроховский- авиаконструктрор: биография конструктора самолётов, за что был арестован
  3. По идее, десантник должен ощущать себя в таком устройстве мертвецом, которого несут куда-то в ветреную холодную погоду, а потом небось случайно опрокидывают гроб над пропастью и несчастный покойник летит в бездну.

Первым, кто испытал опрокидывающуюся люльку в действии, был Гроховский. Следом за ним таким же образом совершила прыжок чертежница Лидия Кулешова. А затем с помощью подвесной люльки прыгнула с парашютом жена Павла Игнатьевича — Лидия Алексеевна Гроховская,она вспоминала:

«Мы стали укладываться в подвесные люльки.Под головой у меня парашют, как жесткая подушка. Надо мной — крыло бомбовоза.

Заревели моторы, вихрь пронесся над моей люлькой. Это был мой первый полет, и все меня развлекало. Вот оторвались от земли, замелькали соседние постройки. Один круг, другой — все выше и выше.

Я просунула голову между краем люльки и крылом и с интересом разглядывала землю. Из соседней люльки мне погрозили кулаком: убери, мол, голову — оторвет при опрокидывании!

Скорее втянула голову и в ту же секунду очутилась в воздухе. Даже не заметила, как раскрылся парашют».

Все же люльки оказались неудобными, слишком тесными. И Гроховский создает самолет с многоместной отделяемой кабиной. Эту кабину можно было сбросить в воздухе вместе с десантниками и на большом парашюте опустить на землю.

Если Гроховский был доволен своим изобретением,то десантники однозначно посчитали это гробами..

  • Собственно, судя по отзывам бойцов 3-й авиабригады особого назначения, где в 1932-м система Гроховского проходила испытания, они ровно так себя и чувствовали.
  • А самого Павла Ивановича из Гроховского они промеж себя переименовали в Гробовского.
  • АВИАБУСЫ ГРОХОВСКОГО

Для плавного спуска тяжелых грузов были созданы огромные парашюты — около сорока метров в диаметре! Чтобы смягчить приземление, были разработаны платформы, ослаблявшие удар о землю. На них устанавливались пушки, автомобили, броневики. Были изобретены особые мешки, короба и баки, в которых опускались с неба боеприпасы, горючее, продовольствие.

Однажды у Гроховского родилась мысль, которая даже его сотрудникам показалась просто абсурдной. Он предложил сбрасывать грузы и десантников… без парашютов.

Так он изобрел авиабус — кабину на колесах, внутри которой помещались люди и грузы.

Авиабус подвешивали под самолетом. Для выброски десанта требовался ровный участок местности. Здесь летчик должен был низко опустить самолет и с высоты двух-трех метров сбросить авиабус.

Тот, стремглав помчавшись по земле, постепенно замедлил бы ход и остановился. Так задумывалось. Но как все произойдет на самом деле?

Сбрасывали авиабус с различными грузами, например, с ящиками, полными электрических лампочек. И ни одна не разбилась.

Сбросили авиабус с собакой, аэродромным псом по кличке Куцый. И он выдержал «мягкую посадку». Осталось испытать, как будут чувствовать себя в авиабусе люди.

Первыми это проверили на себе Гроховский и его заместитель Иван Васильевич Титов. Забрались они в авиабус.

Титов рассказывал:

«Лежу в клетке, как в могиле, потный от жары, не шевелюсь, только перестукиваюсь с Павлом Игнатьевичем: нас разделяла фанерная перегородка».

Взлетели. Самолет, сделав два круга над аэродромом, начал снижаться. Щелкнули замки, авиабус отделился. Стукнулись крепко, но живы остались»

Тогда такой способ посадки был неприемлим,внедрять его не было не сил ни возможностей.

К ГРАНИЦАМ КОСМОСА

В начале 1930-х годов начался, как тогда говорили, штурм стратосферы. Павел Игнатьевич предложил проект своего стратостата, точнее — стратопланера.

Вместо шарообразной гондолы к оболочке стратостата крепился планер с герметично закрытой двухместной кабиной.

Достигнув рекордной высоты в 35 километров и выполнив научные наблюдения, экипаж должен был отцепить планер и направить его к земле. Оболочка же опускалась отдельно. Гроховский предложил снабдить планер реактивным двигателем, то есть превратить его в ракетоплан.

После отделения он с помощью своих двигателей смог бы подняться на высоту до 50 километров, к границам космоса…..

  1. Но это была уже явная фантастика…
  2. КОНЕЦ ЦИРКА
  3. В 1937 году был арестован и расстрелян маршал Тухачевский, который всегда поддерживал Гроховского и его сумасбродные идеи
  4. Это не могло не сказаться на судьбе Экспериментального института, как к тому времени стало называться Осконбюро.
  5. Новое руководство НКО приняло решение отказатся от бесперспективных и авантюристских проектов и сосредоточится на решении реальных задач.
  6. Вскоре его институт был ликвидирован, а Гроховский определен на должность начальника хозяйственного управления Центрального совета Осоавиахима.
  7. Работа завхозом разумеется не нравиласи и  Павел Игнатьевич нашел в популяризации своих проектов на страницах известного журнала «Техника — молодежи». 
  8. Проекты были самые разные, но всегда неожиданные, на грани фантастики:

«батистат -грандиозное сооружение для освоения морского дна, непотопляемая полярная станция в виде огромного шара, гигантская установка для извлечения влаги из облаков и т.д.»

Когда началась война Гроховский лишённый какого либо доверия не получил шанса работать над вооружением для ВДВ.

А 5 ноября 1942 года он был арестован . Арестовали и его жену Лидию Алексеевну.

  • Четыре года спустя Павел Игнатьевич, по официальной версии, умер в заключении от туберкулеза легких.
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Первые десятилетия советской власти были эпохой авантюристов,которые состоявшись в лихие годы пробоивали свои сумасбродные идеи.
  • Но после 1937 года государство взяло курс на решение реальных задач и устранение реальных проблем,Глуховскому и его фантазиям там не было места.
  • Был ли сам Гроховский вредителем или просто летал в облаках сейчас вряд ли точно можно будет сказать.

Источник: https://maxpark.com/community/14/content/2923027

Гроховский, Павел Игнатьевич — это… Что такое Гроховский, Павел Игнатьевич?

Павел Игнатьевич Гроховский (6 (18) марта 1899(18990318), Вязьма — 2 октября 1946) — советский конструктор, изобретатель и организатор производства парашютной, авиационной и воздушно-десантной техники.

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 Награды и звания
  • 3 Примечания
  • 4 Ссылки

Биография

Родился в 1899 году. Детские годы провел в Твери.

  • Окончил в Твери начальную школу, затем учился в Тверском реальном училище.
  • Участник Октябрьского вооружённого восстания и Гражданской войны.
  • Окончил Качинскую военную авиационную школу (1925).
  • Первые свои изобретения Гроховский сделал в 1927 году, когда служил военным летчиком в Новочеркасске.[1]

С 1929 года — лётчик-испытатель научно-исследовательского института Военно-воздушных сил, одновременно руководитель конструкторского отдела при Управлении Военно-воздушных сил Рабоче-крестьянской Красной Армии, а затем — начальник и главный конструктор Особого конструкторского производственного бюро военно-воздушных сил РККА (1932—1934). Начальник и главный конструктор Экспериментального института Наркомата тяжёлой промышленности по вооружениям РККА (до 1937).

С 1937 года — начальник хозяйственного управления Центрального Совета Осоавиахима.

Возглавлял работы по конструированию и испытанию техники для воздушного десантирования; разработал мотопланер «Г-31» (1932), транспортно-десантный самолёт «Г-37» (1934). Также разработал самолёты: «Кукарача» (стреловидный бесхвостный самолёт Г-39), Г-38, Г−61, Г−63 и другие.

Создал первые в мире хлопчатобумажные людские и грузовые парашюты, парашютные системы и автоматические устройства к ним, грузовые контейнеры для воздушно-десантных войск, оригинальные конструкции опытных самолётов; занимался также реактивной артиллерией. Автор ряда оригинальных проектов вооружения и военной техники, таких как бронеавтомобиль на воздушной подушке, танк-аэросани или ранний проект ручного противотанкового гранатомёта.[2].

Был репрессирован, умер в 1946 году в заключении; реабилитирован посмертно[2].

Была арестована и его жена — Лидия Алексеевна, которая провела многие годы за колючей проволокой.[1]

Награды и звания

  • Награждён орденом Ленина.
  • Мастер парашютного спорта (1934).
Читайте также:  Арбалет скальд: разновидности, цена, отзывы, аналоги, характеристики

Примечания

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1471624

Десантные разработки Павла Гроховского

115 лет назад родился Павел Гроховский, создатель первых советских парашютов и разработчик оригинальных методик десантирования. Мы вспомнили также его броневик на воздушной подушке, самолет-таран «Кукарача», глиняную бомбу и другие фантастические идеи.

Павел Игнатьевич Гроховский был прирожденным изобретателем. Как Леонардо да Винчи, он творил в самых разных областях, создав прототип ручного противотанкового гранатомета, танк-аэросани и десантируемую будку для собак-диверсантов. Неизменным оставалось лишь одно — все его разработки были направлены на укрепление обороноспособности Советского Союза.

Двум смертям не бывать

Таково было любимое присловье Гроховского. Многие его изобретения, действительно, наводили на мысль о смерти — например, опрокидываемые люльки для парашютистов под крыльями самолета или сбрасываемые с неба надувные пулеметные гнезда. Надо отдать Павлу Игнатьевичу должное — все свои разработки он испытывал сам. А афоризм о двух смертях опроверг еще в Гражданскую.

Как создавался мотоцикл Даймлера

В 1921 году балтийский матрос и участник штурма Зимнего, 22-летний Гроховский был назначен комиссаром Азовского и Черноморского побережий.

На поезд, в котором он ехал к месту службы, напали махновцы, коммунистов и комиссаров арестовали и расстреляли — в том числе и Павла. Пуля попала ему в грудь, он потерял сознание, но, когда снимали сапоги, застонал.

«Добейте комиссара!» — приказал атаман и в грудь Гроховского вонзилась вторая пуля. Но он выжил.

Встав на ноги после тяжелого ранения, Павел выучился на летчика и стал командиром звена в Новочеркасске. Уже там он прославился как изобретатель. Для учебного бомбометания использовали дорогие цементные бомбы. Гроховский предложил делать снаряды из глины, заполняя их песком и цветным мелом. У каждого летчика был свой цвет — по нему и определяли, кто как бомбил.

В 1929 году Павел Игнатьевич совершил первый прыжок с парашютом. ДО 1927 года их применение в СССР было под запретом, потом парашют спас Михаила Громова, а Гроховский прыгнул, чтобы доказать возможность применения куполов для высадки десанта — о чем мечтали еще Фрунзе и Тухачевский.

Первые советские парашютисты использовали американские системы Irvin — каждая стоила тысячу рублей золотом. Гроховский предложил шить купола из дешевых хлопчатобумажных тканей: перкаля и нансука. Испытывали опытные образцы сам конструктор и сотрудники его КБ.

Ящики и коляски

Следующей, не менее сложной задачей, было увеличение количества десантников в самолете.

Аэропланы тех лет были приспособлены для перевозки бомб, а не людей и Гроховский предложил подвешивать людей, как бомбы — под крыльями.

Он сконструировал фанерные ящики под плоскостями, в которых лежали парашютисты. Достигнув точки выброски, пилот специальным рычагом переворачивал ящики и десантники сыпались вниз.

Пять главных открытий «отца русской авиации» Жуковского

Злые языки прозвали изобретателя Гробовским, но он не обращал внимания, выдумывая все новые устройства для доставки войск с небес на землю. Например, в специальной коляске без парашюта.

Самолет снижался до бреющего, сбрасывал коляску и она катилась по земле. На первый раз в коляску посадили собаку, потом таким образом благополучно десантировались сам Гроховский и его заместитель.

Коляска, кстати, называлась «аэробус».

Им было разработано десантирование методом срыва: парашют раскрывался до отцепления груза от самолета-носителя, укороченной стропой открывал замки и стаскивал груз. Таким способом стали спускать на землю автомобили, пушки и легкие танки. На маневрах середины 30-х годов десантники захватывали аэродромы и в считанные минуты высаживали на них до 7500 человек с военной техникой.

Гроховский тем временем изобрел и продемонстрировал наркому Орджоникидзе противопульную кирасу для парашютиста (прообраз бронежилета), десантные клети для высадки собак-подрывников, парашют-планер в виде мягкого треугольного крыла, складные крылья «Летучая мышь»…

Не небом единым

Неуемная изобретательность Павла Игнатьевича распространялась и на сухопутные войска. Он создал проект двухместного броневика на воздушной подушке. Колеса у броневика тоже были, но использовались в качестве вспомогательного движителя.

В передней и задней частях корпуса размещались два авиационных двигателя, приводившие в движение огромные вентиляторы — те нагнетали воздух под плоское днище машины. В средней части броневика находилась рубка с башней от танка Т-37А.

До металла проект не дошел.

Как выглядит военный «Роллс-Ройс»

Гроховский придумал танк-аэросани на базе БТ-2, легкий броневик с гусеницами сзади и мотоциклетным колесом впереди — сейчас его бы назвали снегоходом, — противотанковый гранатомет, катер на подводных крыльях, АНС (арктическую непотопляемую станцию).

Отдельного рассказа заслуживает его истребитель Г-39, предназначенный для уничтожения вражеских самолетов тараном.

Еще на стадии ватмана самолет назвали «Кукарачей» в честь чрезвычайно модной тогда песни «Кукарача, кукарача, кукарача — это значит таракан!» Очертаниями фюзеляжа истребитель действительно напоминал насекомое.

Хвоста у «Кукарачи» не было, зато переднюю кромку крыла выполнили в виде ножа из прочной стали — по замыслу конструктора, им истребитель будет разрезать хвостовое оперение аэропланов. В носовой части машины установили длинную штангу-таран, она же ствол пневмопушки.

Испытывал Г-39 весной 1935 года сам Валерий Чкалов. Поднять машину в воздух ему так и не удалось. «Кукарача» ездила по аэродрому, набирала скорость, но отрываться от взлетной полосы не желала. Упрямый Чкалов гонял самолет, пока не кончилось горючее. «Настоящий таракан! А тараканы не летают. Где-то вы просчитались или перемудрили, уважаемые», — резюмировал раздосадованный пилот.

Источник: https://rg.ru/2014/03/18/desant-site.html

Гроховский, Павел Игнатьевич

Павел Игнатьевич Гроховский (6 (18) марта 1899 (1899-03-18), Вязьма — 29 мая 1943, Москва)[1] — советский конструктор, изобретатель и организатор производства парашютной, авиационной и воздушно-десантной техники. Участник Октябрьского вооружённого восстания и Гражданской войны.

Биография[править | править код]

Родился в 1899 году в г. Вязьма Смоленской губернии. Детские годы Павел провел в Твери.

Окончил начальную школу в Твери, затем учился в Тверском реальном училище (1910—1915).

Участник Октябрьского вооружённого восстания и Гражданской войны.

В 1917 году вступил добровольцем в Ревельский отряд революционных моряков. Служил на линкоре «Петропавловск» Балтийского флота, на Волжско-Каспийской военной флотилии, в сухопутных матросских частях И. К. Кожанова и П. Е. Дыбенко – рядовым, затем командиром роты.

Участвовал в боях с немцами на Украине, с колчаковцами, деникинцами, с англичанами в Энзелийской операции и снова на Украине, с махновцами. Член ВКП (б) с 1919 года, рекомендовал его в партию Кожанов. Последняя должность на флоте – комиссар Черноморского и Азовского побережий. Был тяжело ранен, полностью излечился.

Награжден именным маузером, и бантами «За храбрость»[2].

Окончил Качинскую военную авиационную школу (1925). По другим данным окончил Борисоглебское училище лётчиков в 1925 году[3].

Первые свои изобретения Гроховский сделал в 1927 году, когда служил военным летчиком в Новочеркасске[4][5].

С 1929 года становится лётчиком-испытателем Научно-исследовательского института Военно-воздушных сил, одновременно руководителем конструкторского отдела при Управлении Военно-воздушных сил Рабоче-крестьянской Красной Армии, а затем — начальником и главным конструктором Особого конструкторского производственного бюро военно-воздушных сил РККА (1932—1934).

Начальник и главный конструктор Экспериментального института Наркомата тяжёлой промышленности по вооружениям РККА (до 1937). Группе Гроховского была поручена разработка темы «Воздушная пехота». За работами непосредственно наблюдал начальник ВВС П. И. Баранов. Позже деятельностью Гроховского постоянно интересовались и новый начальник ВВС Я. И.

Алкснис, и начальник вооружений РККА М. Н. Тухачевский.

Возглавлял работы по конструированию и испытанию техники для воздушного десантирования; разработал мотопланер «Г-31» (1932), транспортно-десантный самолёт «Г-37» (1934)[6]. Также разработал самолёты: «Кукарача» (стреловидный бесхвостный самолёт Г-39), Г-38, Г−61[7], Г−63 и другие.

Создал первые в мире хлопчатобумажные десантные и грузовые парашюты, парашютные системы и автоматические устройства к ним, грузовые контейнеры для воздушно-десантных войск, оригинальные конструкции опытных самолётов; занимался также реактивной артиллерией.

Автор ряда оригинальных проектов вооружения и военной техники, таких как бронеавтомобиль на воздушной подушке, танк-аэросани или ранний проект ручного противотанкового гранатомёта[8]. Известный полярный летчик М.

Каминский, работавший под началом Гроховского в Особом конструкторском бюро, посвятил первую часть автобиографической книги «В небе Чукотки» памяти своего руководителя. В первых главах, названных «В „цирке“ Гроховского» автор подробно описывает личность П. И.

 Гроховского, его изобретения, работу ОКБ под его началом, вклад в создание новых войск — Воздушно-десантных[9].

тема воздушно-десантной техники и специальной техники и вооружения для ВДВ была совершенно новой, никакого отечественного и зарубежного опыта в этой области не имелось.

И создание при таких условиях и за короткий срок (чуть более 5 лет) основ развития парашютно-десантной техники, сдача на вооружение РККА ряда образцов парашютов, подвесок, установок, десантной тары, переоборудование имевшихся тяжелых бомбардировщиков для десантирования были существенным достижением пионеров этого направления.

— [10]

В 1936—1941 годах был постоянным автором статей в журнале «Техника — молодёжи»[8].

В ноябре 1936 года приказом Главного управления авиационной промышленности, который был подготовлен А.Н.Туполевым и подписан М.М.Кагановичем, Особое конструкторское бюро было ликвидировано[6][11].

С 1937 года Павел Гроховский был назначен начальником хозяйственного управления Центрального Совета Осоавиахима.

Арестован 5 ноября 1942 года. Долгое время считалось, что Павел Игнатьевич умер в 1946 году в заключении, из-за поддельной справки и действующему распоряжению НКВД.

Однако сейчас доподлинно известно, что Гроховский был приговорен Особым Совещанием при НКВД к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 29 мая 1943 года на расстрельном полигоне Коммунарка.

Реабилитирован в 1957 году посмертно[1].

Была арестована и его жена — Лидия Алексеевна, которая провела многие годы за колючей проволокой.[4]

Награды и звания[править | править код]

  • Награждён орденом Ленина(1933).
  • Мастер парашютного спорта (1934).

Адреса[править | править код]

Память[править | править код]

  • Памятная доска в Твери на здании Тверского государственного объединённого музея. Открыта в день ВДВ 2 августа 2012 года[14][15].

Семья[править | править код]

  • Супруга — Лидия Алексеевна Гроховская (1911-1980). Вторая в СССР парашютистка (первый прыжок – 14 июля 1931 года с парашютом своего мужа) и первая десантница.
  • Сын — Лонжерон Павлович Гроховский.
  • Дочь — Авиета Павловна Гроховская, родилась 25.02.1930.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

Источник: https://oouagoiwoye.edu.ng/pass/index.php?q=Mfv0Kfa6bO9OJu53MqTXKgrCMqiSL3dZb3JXM2CRdswQdtCNdswPdtGQdswQdsdhdswPdtG1dswQdsdhdswQdseOdswPdtGPdswQdsdldswQdse4dswQdse5bh8BvjmBysoBvjmBwDmBvjmBwDeBvjmBwDsBvjmBwCdHdswQdtC4dswQdseNdswQdsdidswQdseQdswPdtGOdswPdtFjdswQdse1dswQdseOdswQdse4dswPdtG3

Реабилитирован посмертно. Прерванный полёт Павла Гроховского (часть 2) — БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ — медиаплатформа МирТесен

Пока шли эксперименты с парашютами, Гроховский начал работу над новым проектом, правда, тоже связанным с десантированием. Павел Игнатьевич придумал специальные люльки, которые можно было подвешивать под крыльями самолетов. В народе это изобретение тут же окрестили «гробиками».

По большому счету, приспособление и правда представляло собой гроб, который Павел Игнатьевич назвал «автоматическим выбрасывателем красноармейцев». В люльку ложился солдат с парашютом.

И когда самолет (двухмоторный бомбардировщик ТБ-1) достигал нужной точки, пилот поворачивал ручку (словно сбрасывал бомбы). И через мгновение «гробики» переворачивались, и красноармейцы вываливались из них. При этом парашют открывался автоматически, благодаря специальному вытяжному шнуру.

Полноценные испытания, а также последующее использование «гробиков» должны были проходить в авиадесантном мотомеханизированном отряде, который был сформирован благодаря стараниям Михаила Николаевича Тухачевского. А располагался он в Ленинградском военном округе.

Конечно, у Гроховского было много противников и завистников. И вся эта братия считала, кто «автоматические выбрасыватели красноармейцев» — затея гиблая, которая кроме жертв ничего не принесет. Некоторые из них не ограничились сотрясанием воздуха, а начали писать докладные на Гроховского новому начальнику ВВС Якову Ивановичу Алкснису.

Тот, надо отдать ему должное, не стал рубить с плеча, а решил во всем разобраться. Павел Игнатьевич вместе с инженером Николаем Ефремовым первыми испытали на себе работу и опрокидывающихся «гробиков», и системы автоматического раскрытия парашютов.

Поскольку все прошло удачно, то спустя всего несколько часов уже одиннадцать человек совершили десантирование из люлек, прикрепленных под крыльями ТБ-1. Любопытно вот еще что: все эти десантники являлись сотрудниками Осконбюро Гроховского. Не побоялась совершить прыжок даже чертежница Лидия Кулешова.

Читайте также:  Какие луки бывают, и как их правильно выбрать: для охоты, для стрельбы, для начинающих

А вскоре эксперимент повторила следующая группа. В ней состояла уже жена Гроховского. Так что, обе Лидии стали первыми женщинами-парашютистками СССР.

Вот что вспоминала Лидия Алексеевна об этом изобретении своего мужа: «Я с ужасом думала о тех несчастных, которым придется лечь в люльки, и не знала, что через год сама буду участвовать в высадке первого парашютного десанта из этих «гробиков», как их шутя называли».

А это ее воспоминания о знаменательном событии, произошедшем четырнадцатого июля 1931 года: «Мы стали укладываться в люльки. Под головой у меня — парашют, как жесткая подушка. Надо мной — крыло бомбовоза ТБ-1. Заревели моторы. Вихрь пронесся над люлькой. Это был мой первый полет, и все меня развлекало.

Вот оторвались от земли, замелькали соседние постройки. Один круг, другой — все выше, выше. Я просунула голову между бортом люльки и крылом самолета и с интересом разглядывала землю. Из соседней люльки мне погрозили кулаком: убери, мол, голову, оторвет при опрокидывании! Чувство — жутко сладостное. Скорее втянула голову и в ту же секунду очутилась в воздухе.

Даже не заметила, как раскрылся парашют…»

Несколько испытательных «выбросов» прошло успешно. Но, к сожалению, без жертв все же обойтись не удалось. Во время учений, которые проходили в Гатчине под Ленинградом, погиб политрук Кузнецов. Но все же, главной причиной для отказа внедрения «автоматическим выбрасывателем красноармейцев» в ВВС СССР стало не это.

Главную роль сыграли солдаты, которые чувствовали себя живыми мертвецами, находясь в «гробиках». Гроховский с пониманием отнесся к этому, и проект вскоре был официально закрыт. Однако от идеи развития десантных сил Павел Игнатьевич, конечно, не отказался. И предложил новый проект. На сей раз конструктор придумал планеры, буксируемые самолетами.

По замыслу создателя, в них-то и должны были размещаться солдаты.

К слову об Осконбюро ВВС РККА. Когда заместителем председателя Реввоенсовета республики по вопросам вооружения назначили Тухачевского, он познакомился с «творчеством» КБ Гроховского. Увиденное его впечатлило, поэтому он утвердил положение о создании Особого конструкторско-производственного бюро. А его начальником и главным конструктором назначил, конечно, Павла Игнатьевича.

В списке работ Гроховского есть и интересная воздушно-десантная машина, которую назвали «авиабус». Она представляла собой пассажирский транспорт с двумя колесами спереди и упорами — «костылями» — сзади. Эти упоры имели острые наконечники, которые втыкались в землю. Также в задней части «авиабуса» находился хвост.

Пассажирский отсек был разделен на несколько частей, в которых находились десантники (в лежачем, кстати, положении). Любопытно вот еще что: эта машина, по замыслу Гроховского, была предназначена для беспарашютного десантирования солдат, боекомплектов и припасов.

Она прикреплялась между шасси самолета и сбрасывалась им на высоте не превышающей отметки в двенадцать метров.

Пробные испытания «авиабуса» прошли успешно. Причем с малой высоты, на бреющем полете, самолет сбрасывал не только оружие или какие-то предметы, но и собак.

После того, как Гроховский остался доволен результатом, пришла пора опробовать его изобретение на людях. Не желая рисковать подчиненными, Павел Игнатьевич залез в «авиабус» сам.

Правда, в одиночку провести испытание у него не получилось — компанию ему составил Иван Титов.

Фортуна и на сей раз оказалась на стороне смелого конструктора. После нескольких экспериментов, Гроховский решил, что десантную машину нужно еще «обмозговать». И пока шел этот процесс, Павел Игнатьевич занялся другой важной проблемой — сбрасыванием тяжелых грузов.

Дело в том, что для этого было использовать парашют с диаметром в шестьдесят метров. А несколько пробных сбрасываний техники закончились прозаично, даже такой большой парашют не выдерживал нагрузки и лопался. Не улучшило ситуацию и увеличение его размеров.

Гроховский понимал, что купол банально не выдерживает динамического рывка груза. Поэтому, конструктор решил — необходимо избавиться от рывка. Подумав, он предложил оригинальный метод — первым делом выпустить парашют, а на раскрытый купол «приземлить» тяжелый груз.

Сам Гроховский назвал этот вариант решения проблемы «методом срыва».

Но провести провести испытания ему не позволяла бюрократическая машина. Он долго пытался получить разрешения у Алксниса и, в конце концов, начал действовать без зеленого света от начальства.

Испытания прошли успешно, о чем Гроховский и доложил командующему ВВС Якову Ивановичу Алкснису.

Вот так описал тот разговор в своей повести Казаков: «Гроховский немедля связался по телефону с управлением ВВС и, стоя навытяжку, отрапортовал:

— Сброс «объекта ха-сорок три» сегодня в четырнадцать двадцать одну выполнен успешно. Летал Анисимов. Докладывает Гроховский.

Алкснис, образец выдержки и корректности, вышел из себя. Даже Урлапов, стоя неблизко от Гроховского, слышал его гневный голос, громыхающий в трубке.

— Да как же вы осмелились пойти на такое, без приказа? На что вы рассчитывали, Гроховский? Вы думали, победителей не судят? Судят! Судят, чтобы другим неповадно было! — кричал начальник ВВС.

— Товарищ Алкснис, поймите меня! Не мог я ждать вашего запрещения! Я испытал этот метод на других объектах и был уверен в успехе. А в случае неудачи ответил бы один. Если б я не решился на это, десант остался бы без тяжелого оружия! — оправдывался Гроховский.

Разговор был долгим и напряженным, но в конце концов Алкснис смягчился и приказал все изложить в объяснительной записке, представить акт с результатами эксперимента по всей форме.

Вечером Алкснис доложил Михаилу Николаевичу Тухачевскому о несанкционированном эксперименте.

— Что, опять?

— Опять.. — развел руками начальник ВВС.

— Яков Иванович! Ты ведь большой начальник. Постарайся не прижимать Гроховского… У нас с тобой два выхода: отказаться от его идей или отказаться, применительно к нему, от существующих норм.

Сейчас полезнее Гроховского для строительства ВДВ человека нет. Торопим его, подталкиваем ведь мы же с тобой.

А требуя инициативы от людей, мы, руководители, в сложные моменты должны брать их под защиту, принимать удар на себя…»

Наверное, Павел Игнатьевич понимал, что дальше нотаций дело не пойдет, поэтому и действовал без разрешения. Его уважали и ценили. Так что «самодеятельность» Гроховского никак не повлияла на его дальнейшую работу. А «метод срыва» был одобрен специальной комиссией.

Не выбила его из колеи и неудача во время испытания самолета Г-39 «Кукарача». Тестировать новую машину доверили Чкалову. Тот, оказавшись в кабине, сказал: «Ишь, и правда как таракан. Ну я попробую». Но даже у такого мастера не получилось поднять самолет в воздух.

Чкалов гонял его по аэродрому до тех пор, пока не закончилось горючее. После чего он сказал: «И правда таракан! А тараканы не умеют летать. Что-то вы упустили, уважаемые господа. Или же перемудрили».

* * *

В 1937 году арестовали, а затем и расстреляли маршала Тухачевского. Гроховский остался без своего влиятельного покровителя. Неудивительно, что вскоре Осконбюро было расформировано, а самого Павла Игнатьевича перевели на должность начальника хозяйственного управления Центрального совета Осоавиахима.

Это место совершенно не походило конструктору. Единственным местом, где он смог хоть как-то реализовывать свой талант, стал… журнал «Техника молодежи».

Так на страницах издания «ожили» аппарат для освоения морского дна, шарообразная полярная станция, установка, позволявшая добывать влагу из облаков и многое, многое другое.

Но без настоящей каждодневной практики Гроховский, по воспоминаниям современников, буквально чах на глазах.

Началась волна репрессий, которая, конечно, не могла не волновать Павла Игнатьевича. Он знал, что рано или поздно, но доберутся и до него. Предпосылок было достаточно.

Например, почти все его изобретения, которые до этого одобряла специальная комиссия, подверглись жесткой критике и вскоре отправились «на свалку».

И с 1938 года воздушно-десантные войска в советской армии практически перестали принимать участия в крупных учениях. Только в августе 11941 года появилось Управление ВДВ.

Когда началась Великая Отечественная война, Павел Игнатьевич всеми силами пытался добиться разрешения на возобновление работы над созданием техники для десантирования. Но у него не получилось.

Более того, были даже отклонены рапорты, где он просил отправить его на фронт. Наверное, тогда конструктор понял, какую участь ему уготовили. И не ошибся. В начале ноября 11942 года Гроховский был арестован по ложному обвинению.

Затем под каток репрессий попала и его жена.

По официальной версии, Павел Игнатьевич умер спустя четыре года после ареста от туберкулеза легких. Но на самом деле его расстреляли в конце мая 1943 года на полигоне Коммунарка. Его реабилитировали и восстановили в партии посмертно в 1957 году. Тогда же была освобождена и его жена.

Но это прошло тихо, незаметно. Поэтому на протяжении еще нескольких лет память о конструкторе и изобретателе Гроховском находилась «в спячке». За это время многие его разработки благополучно нашли новых «хозяев», которые не погнушались выдать их за собственные.

Память о Павле Игнатьевиче пробудил полярный летчик Михаил Каминский, которые лично попытался разобраться в «деле Гроховского». Вот, что он написал: «Не нашлось ни одного, кто отрицал бы или взял под сомнение тот факт, что именно Гроховский, и никто иной, является автором большинства разработок десантной техники.

И что эти разработки заложили основы воздушного десанта как нового оружия армии. Все соглашались, что это действительно великая заслуга Гроховского. Однако никто не мог дать мне ответа, почему же эта «великая» заслуга не обнародуется. Все только пожимали плечами».

В своей книге «В небе Чукотки» Каминский привел слова Героя Советского Союза, генерал-майора авиации Ляпидевского: «Описывая почти забытую страницу советской авиации, в которой повествуется о создании парашютно-десантной техники, ставшей основой нового рода войск нашей армии – воздушно-десантных, автор, насколько мне известно, первым показывает нам патриотическую деятельность замечательного изобретателя и дерзко смелого человека П.И. Гроховского. Я знаю о заслугах этого человека в создании десантной техники и считаю правильным, что имя его поднято из забвения».

Что касается изобретений Гроховского, то ни Г-31, ни Г-37 так и не стали серийными. А ведь испытания этих самолетов прошли успешно. А ЛК-2, который даже не успели еще хотя бы раз поднять в небо, просто выкатили из ангара и уничтожили. Пожалуй, лишь «Легкий крейсер» Павла Игнатьевича обрел известность, благодаря тому, что стал прототипом нескольких самолетов, которые сражались в небе с немцами. Печальная участь постигла и подводную лодку-малютку (по замыслу, ее необходимо было сбрасывать на парашюте), и проекты летающего танка и самолета с вертикальным взлетом. Все это оказалось ненужным.

Ну и напоследок, воспоминание двоюродной сестры Гроховского Раисы Семеновны Федоровой: «Мы с Павлом были одногодки. Я училась в Мариинской гимназии в Твери, а он в реальном училище. Павла знала вся Тверь, он был настоящим сорви головой, не признавал никаких авторитетов.

Его побаивались даже взрослые ребята, потому что мог совершить такое, о чем другим даже подумать было страшно. Однажды, убегая от городовых, Павел кинулся к старому Волжскому мосту и вдруг на самой его середине неожиданно бросился в реку.

Все были уверены, что мальчишка утонул, а Павел благополучно выбрался на берег и был таков».

Павла Игнатьевича можно считать сумасшедшим, который пытался воплотить в жизнь все свои смелые идеи. На деле же, он руководствовался словами, которые часто повторял своим сослуживцам: «Это нужно нашей Родине. Помни об этом, и тебе не будет трудно в минуту опасности».

Источник: https://bazaistoria.ru/blog/43467700561/prev

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector