Комсомолец подводная лодка атомная (апл): тайна гибели, причины трагедии

7 апреля 1989 года в Норвежском море погибла советская атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец». Хронология катастрофы давно изучена, хотя ее первопричина, вызвавшая пожар в 7-м отсеке, пока так и остается неразгаданной. Одним из главных вопросов сегодня является возможность повторения подобной аварии — и, к сожалению, она сохраняется. «Известия» разбирались в проблеме.

Глубоководный «Плавник»

Одной из определяющих черт субмарины, возможно, послужившей прологом к трагедии и, совершенно точно, осложнившей ее расследование, стала уникальность корабля.

Лодка К-278 проекта 685 «Плавник» была построена в единственном экземпляре, с целью изучения возможностей субмарин с повышенной глубиной погружения. Проектирование субмарины началось в середине 1960-х годов и заняло более 10 лет.

Предполагалось, что, имея возможность погружаться больше чем на 1 тыс. м, лодка будет более скрытной и труднопоражаемой целью по сравнению с обычными атомными субмаринами.

Строительство лодки, основным конструктивным материалом которой были титановые сплавы, шло достаточно долго — заложенный в апреле 1978 года корабль вступил в строй в октябре 1983-го.

Для сравнения, обладавшая близкими боевыми характеристиками (не считая глубины погружения) головная подлодка «стального» проекта 971 «Щука-Б», К-284, была заложена в ноябре 1983-го и вступила в строй в декабре 1984-го.

После ввода в строй в режиме опытной эксплуатации К-278 прошла длительный цикл испытаний с целью выявить границы возможностей нового корабля. Среди них было погружение более чем на 1 тыс. м, что стало рекордом для боевых субмарин, торпедные стрельбы с глубины 800 м, проверка аварийной системы всплытия с той же глубины, проверка акустической скрытности лодки на больших глубинах и ряд других.

Комсомолец подводная лодка атомная (АПЛ): тайна гибели, причины трагедии

commons.wikimedia.org

Схема гибели атомной подводной лодки K-278 «Комсомолец»

Еще находясь в опытной эксплуатации, лодка вышла на свою первую боевую службу. Летом 1987 года лодку приняли в эксплуатацию по прямому назначению. К этому времени были сформированы и прошли обучение два экипажа — основной и резервный. Субмарина была включена в состав 6-й дивизии 1-й флотилии подводных лодок Северного флота и базировалась на Западной Лице.

В свою третью и последнюю автономку К-278, получившая почетное наименование «Комсомолец», вышла 28 февраля 1989 года, имея на борту резервный 604-й экипаж под командованием капитана 1-го ранга Ванина.

Катастрофы и последствия

К 1989 году советский флот уже накопил достаточную историю аварий на атомных подлодках, в том числе с человеческими жертвами, включая два случая, завершившихся гибелью кораблей: 8 апреля 1970 года в Бискайском заливе из-за короткого замыкания в 7-м отсеке вспыхнул пожар на атомной субмарине К-8 проекта 627А из состава 17-й дивизии 11-й флотилии подводных лодок Северного флота. 12 апреля, после четырех суток борьбы с пожаром, лодка погибла. Морякам удалось заглушить оба реактора. К-8, затонувшая на глубине около 4700 м, унесла с собой жизни 52 моряков. 73 человека были спасены подошедшими к месту аварии торговыми и вспомогательными судами, в том числе большая часть — болгарским теплоходом «Авиор».

В ходе расследования картину аварии восстанавливали, моделируя ситуацию на однотипной субмарине К-181, полученные выводы помогли существенно поднять надежность субмарин проекта 627А и других атомных лодок 1-го поколения. Погибшему командиру подлодки капитану 2-го ранга Бессонову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Действия командира и экипажа были признаны правильными.

Второй советской атомной подлодкой, погибшей в океане, стал ракетный подводный крейсер К-219 проекта 667А/АУ 19-й дивизии 3-й флотилии подводных лодок Северного флота.

На ракетоносце, находившемся на боевой службе в Атлантике, 3 октября 1986 года произошел взрыв ракеты в шахте № 6. Шестого октября 1986 года лодка затонула на глубине более 5 тыс. м. Катастрофа унесла жизни четырех человек, еще четверо умерли позднее.

Расследование показало, помимо всего прочего, что экипаж был слабо подготовлен к развитию аварийной ситуации и борьба за живучесть должным образом не велась, а причиной развития аварийной ситуации стало сокрытие неисправности арматуры шахты № 6 командиром БЧ-2 (ракетной) капитаном 3-го ранга Петрачковым (погиб в ходе аварии). При этом оба реактора также были заглушены, что позволило предотвратить экологическую катастрофу.

Следует иметь в виду, что такое развитие событий на К-219 стало возможным в силу неблагоприятного хода этого периода холодной войны: подводные силы Северного флота испытывали большое напряжение, обеспечивая дежурство ракетоносцев в Западной Атлантике в условиях дефицита инфраструктуры, кадров и времени на их должную подготовку. Это дежурство, по замыслу советского военного руководства, должно было компенсировать развертывание американских ракет средней дальности в Европе.

На К-278, ставшей третьей в ряду погибших отечественных атомных субмарин, задачи ядерного сдерживания не возлагались: ее (и других многоцелевых субмарин) целями в Норвежском море, напротив, были заходившие туда американские и британские подводные ракетоносцы, а также многоцелевые подлодки, пытавшиеся прорваться к районам боевой службы советских ракетоносцев в полярных водах.

Ход катастрофы «Комсомольца» описан уже достаточное количество раз, чтобы его не повторять. Вместе с тем ряд вопросов пока не имеет ответа.

Что дальше?

Во-первых, детально установить момент начала развития аварийной ситуации невозможно в силу уникальности лодки — в составе ВМФ СССР отсутствовала однотипная К-278 субмарина, на которой можно было бы провести следственные действия.

Во-вторых, по мнению ряда специалистов, одной из главных причин уже последующего неблагоприятного развития аварии стала малочисленность экипажа — к этому времени в ВМФ СССР, в том числе в силу хронического дефицита кадров, характерного для советской экономики в принципе, сделали ставку на «малолюдные» лодки с высокой степенью автоматизации. Венцом этой тенденции стали подлодки 705/705К с экипажами всего в 32 человека, споры относительно боевой ценности и надежности которых не утихают и по сей день.

Исходно проект 685 должен был иметь экипаж из 41 человека, в процессе проектирования и строительства он был доведен до 64. Для сравнения, на близких по размеру американских подлодках типа «Лос-Анджелес», строившихся в тот же период, численность экипажа составляет 129 человек, на несколько меньших британских «Трафальгарах» — 130.

Отдельно стоит отметить, что в практике советского подплава вторые экипажи в основном были «береговыми» и имели меньший опыт обращения с лодкой и подготовки в целом, чем основные.

В случае с К-278 эта проблема усугублялась тем, что в силу уникальности субмарины найти достаточное число специалистов с опытом службы на этом проекте для второго экипажа было невозможно.

Часть офицеров и мичманов получили такой опыт, участвуя в качестве прикомандированных в автономках и учебных выходах в море первого экипажа лодки, но проблемы в целом это не решало.

По мнению беседовавших с корреспондентом «Известий» ветеранов подплава с опытом службы в БЧ-5 (электромеханической), отечественная ставка на повышенную автоматизацию имеет, помимо очевидных преимуществ, два существенных неблагоприятных следствия.

Первое — большее насыщение внутреннего объема лодки механизмами осложняет, в случае аварии в кормовых отсеках (турбинные и вспомогательных механизмов), быструю локализацию ее источника и начало борьбы за живучесть. Второе — малочисленность боевых смен также не позволяет быстро реагировать на ситуацию.

По этому сценарию развивались события и на «Комсомольце», где в 7-м отсеке в момент начала развития аварии находился единственный член экипажа — вахтенный матрос Нодари Бухникашвили, сразу же погибший.

В дальнейшем неблагоприятное развитие событий приводит к серийным отказам систем лодки, дополнительно осложняя борьбу за живучесть для сокращенного экипажа.

В данном случае сложно говорить о том, насколько эти обстоятельства сыграли роль в катастрофе К-141 «Курск» в августе 2000 года, учитывая, что в этом происшествии по-прежнему нет ясности с действительной картиной событий, включая возможное участие иностранных подлодок.

В настоящее время для ВМФ России по-прежнему строятся высокоавтоматизированные атомные субмарины с сокращенным, по сравнению с зарубежными лодками близких размеров и того же класса, экипажем.

Так, американские АПЛ типа «Вирджиния» имеют экипаж из 135 человек, тогда как заметно более крупные и несущие большее количество разнообразного оборудования и вооружения отечественные субмарины проекта 885 имеют экипаж в составе 85–90 человек (по разным данным).

Близкую к «Вирджиниям» численность экипажа будет иметь еще более крупная и насыщенная сложным оборудованием атомная подводная лодка специального назначения «Белгород» — 130 человек.

Уроки из гибели «Комсомольца» все-таки были извлечены: внесенные в программу подготовки экипажей изменения позволили, по имеющейся информации, избежать тяжелых последствий в ряде опасных ситуаций уже позднее, в 1990–2000-е годы.

Вместе с тем количество уникальных субмарин в составе флота, как атомных, так и дизельных, особо не сокращается, а состояние инфраструктуры базирования и возможности учебных центров ВМФ по-прежнему вызывают большие вопросы.

При этом возросшее внимание к спасательным силам ВМФ и увеличившийся объем их подготовки, если что, не помогут — до подхода спасателей, который может в иных районах океана занять недели, российским подводникам придется иметь дело с аварийной ситуацией наедине.

Источник: https://iz.ru/865027/ilia-kramnik/tragediia-7-aprelia-mozhet-li-povtoritsia-katastrofa-apl-komsomoletc

Тайна гибели «Комсомольца»: почему утонула подлодка К-278

В текущем году исполнилось 30 лет с момента гибели атомной подводной лодки «Комсомолец». Но и про прошествии трех десятилетий у исследователей данной темы остается множество неразрешенных вопросов.

По заключению правительственной комиссии, 7 апреля 1989 года временной промежуток с момента возникновения пожара на АПЛ «Комсомолец», находившейся в Норвежском море в сотнях километров от острова Медвежий, и до ее гибели составил порядка 6 часов. Субмарина, которой командовал капитан первого ранга, Евгений Ванин, двигалась на 180-метровой глубине, имея на борту 69 членов экипажа.

Возгорание возникло в начале двенадцатого в седьмом отсеке. Ликвидировать его дежурными средствами не удалось. В первые же мгновения погиб вахтенный матрос 7-го отсека Нодари Бухникашвили. На подлодке сразу же объявили аварийную тревогу и приступили к всплытию на 50-метровую глубину.

Пламя распространялось и вскоре достигло силовых электросистем субмарины, они вышли из строя, что на 150-метровой глубине застопорило ход АПЛ из-за срабатывания аварийной защиты паротурбинной установки.

Тогда Ванин отдал приказ продуть цистерны главного балласта, и это ошибочное, по утверждению экспертов решение, оказалось для судьбы АПЛ и ее экипажа роковым: разорвало трубопровод воздуха высокого давления (ВВД) цистерны главного балласта в седьмом отсеке — туда начал поступать сжатый воздух и масштабы пожара резко увеличились. Сжатый воздух вместе продуктами горения попал в цистерну слива масла главной машины (6 отсек), возросшим давлением масло выдавило в отсек и распылило по оборудованию субмарины. В 6 отсеке погиб мичман Владимир Колотилин. Команду перекрыть магистраль ВВД и гидравлику, ведущие в седьмой отсек, а также герметизировать переборки командир АПЛ не отдал, что также усложнило положение.

В 11.16 «Комсомолец» поднялся на поверхность. Продолжающаяся продувка систем главного балласта правого борта горячими газами через поврежденный трубопровод в седьмом отсеке послужила причиной того, что АПЛ спустя пару минут после всплытия начала крениться на левый борт, крен вскоре достиг 6 градусов.

На тот момент горели шестой и седьмой отсеки, еще три (второй, третий и пятый) были задымлены, в третьем отсеке загорелся пульт, а в пятом вспыхнули горючие газы.

При всплытии подлодка перешла на аккумуляторное электроснабжение, а еще через несколько минут по команде был произведен запуск аварийного дизель-генератора, он работал более двух часов.

Ядерный реактор в результате срабатывания аварийной защиты заглушили.

В 11.23 крен лодки на левый борт увеличился до 8 градусов. Через 14 минут с АПЛ был передан первый сигнал о бедствии. Эксперты полагают, что разрушенные системы гидравлики не позволили его своевременно принять и расшифровать в Главном штабе ВМФ СССР — только получив восьмое по счету сообщение с «Комсомольца» в 12.19, командование смогло разобраться в случившемся.

Из-за продувки цистерны главного балласта правого борта воздухом, поступающим из седьмого отсека, продолжал увеличиваться крен АПЛ.

Было принято решение продувать противоположные цистерны, что только увеличило поступление сжатого воздуха в охваченные огнем отсеки.

Фатальным оказалось и промедление с отдачей приказа об использовании экипажем индивидуальных дыхательных аппаратов, длительное время команда пользовалась шланговыми. Тем временем несколько членов экипажа подлодки уже насмерть отравились продуктами горения.

В 12.43 многомоторный ИЛ-38 вылетел к месту аварии, произошедшей в 980 км от границы СССР (у других летательных аппаратов просто не хватило бы горючего на такой перелет). В 14.

40 он прибыл на место аварии «Комсомольца» (впоследствии в спасательной операции приняли участие еще два многомоторника). За 20 минут до подлета к месту кораблекрушения командир ИЛа Геннадий Петроградский связался с Ваниным и уточнил обстановку на АПЛ.

Командир АПЛ ни о чем не просил и сообщил, что ситуация командой «Комсомольца» контролируется.

Пилотам ИЛа было видно, что на АПЛ пожар, подлодка кренится на правый борт. Надводные суда, по расчетам, должны были подойти к месту аварии только к шести часам вечера (к тому времени субмарина уже затонула).

В пятом часу АПЛ начала увеличивать крен, Ванин приказал начать эвакуацию экипажа и подготовить всплывающую спасательную камеру. В 17.00 подводники стали покидать АПЛ. С самолета был сброшен спасательный контейнер. С самой АПЛ получилось спустить лишь один спасательный плот. Через 8 минут после начала массовой эвакуации людей «Комсомолец» с 80-градусным дифферентом затонул.

Читайте также:  Ха го тип 95 - японский танк: ha go - фамилия инженера создателя подвески, тактико-технические характеристики (ттх)

Во всплывающей капсуле оставались пятеро подводников, включая самого Евгения Ванина. Он сам и еще трое членов экипажа при всплытии ВСК погибли, как и капитан 3 ранга Анатолий Испенков, остававшийся в затонувшей АПЛ (Испенков обеспечивал работу дизель-генератора). Из-за разницы давления у всплывающей камеры сорвало люк и она затонула.

Спастись из нее смог только мичман Виктор Слюсаренко.

Для спасения терпящих бедствие подводников в 18.20 прибыла плавбаза «Алексей Хлобыстов». Живыми на ее борт было поднято 30 моряков.

Всего в результате этой трагедии вместе с капитаном АПЛ «Комсомолец» погибло 42 человека, большая часть умерла от переохлаждения или утонула. Сам «Комсомолец» лег на более чем полуторакилометровую глубину.

По версии главного конструктора атомной подлодки «Комсомолец» Дмитрия Романова, которой он придерживается в своей книге, основная причина ЧП в АПЛ — отсутствие необходимых знаний у экипажа и, как следствие, несогласованность действий при устранении последствий аварии. Романов полагает, что подводники были недостаточно тренированы и потому не смогли быстро и оперативно справиться с чрезвычайной ситуацией.

Точка зрения ветерана РВСН, кандидата технических наук, Олега Сергеева: «рассеяние», несплоченность коллектива АПЛ привело к тому, что пожар в кормовом отсеке «Комсомольца» ликвидировал в одиночку старший матрос Нодари Бухникашвили. На британской подлодке «Трафальгар», напоминает Сергеев, произошла схожая авария. Но благодаря сплоченным действиям экипажа ее последствия удалось устранить.

Даже по прошествии 30 лет точная причина пожара на К-278 «Комсомолец» не установлена. По словам председателя общественной организации, созданной в память о гибели АПЛ, Розы Марковой (у нее на «Комсомольце» погиб сын, офицер-подводник), много неясного не только в причинах трагедии, но и в деталях поисково-спасательной операции после случившегося ЧП.

Маркова говорит о том, что норвежскому самолету, по одной из версий, не позволили участвовать в спасательной операции. Были проблемы со спасательными плотами, которые оказались недействующими. Но капитан первого ранга в отставке Борис Коляда, служивший на АПЛ «Комсомолец», считает, что норвежский «Орион» только мешал в спасательной операции.

Капитан второго ранга Александр Покровский работал в комиссии по расследованию аварии на «Комсомольце». Он убежден в том, что трагедия на АПЛ произошла вследствие неисправности дозатора кислорода, мощность которого, считает Покровский, изначально не соответствовала параметрам субмарины. Тем не менее даже ему до конца неясна причина возгорания — ее так и не обнародовали.

По словам эксперта Росатома Анатолия Захарчева, этот проект в любом случае должен быть международным, и иностранные инвесторы готовы в нем участвовать.

Но необходимо решение о подъеме АПЛ на правительственном уровне. Его пока нет.

Данный вопрос серьезно не обсуждается, поскольку считается, что АПЛ «Комсомолец» надежно законсервирована и герметизирована, а потому радиационной опасности не представляет.

Источник: https://russian7.ru/post/tayna-gibeli-komsomolca-pochemu-ut/

"Ушла за минуты": выжившие моряки рассказали о гибели АПЛ "Комсомолец"

МОСКВА, 7 апр — РИА Новости, Николай Протопопов.

Уникальная конструкция, ядерное оружие на борту и трагическая гибель большей части экипажа — ровно тридцать лет назад, 7 апреля 1989 года, в Норвежском море затонула атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец». В России этот день объявлен Днем памяти всех подводников, не вернувшихся из походов. О последних минутах «Комсомольца» — в материале РИА Новости.

Титановый рекордсмен

Подлодку К-278 проекта 685 «Плавник» спустили на воду в 1983-м. На тот момент это была одна из самых совершенных разработок советских кораблестроителей.

Субмарина имела титановый корпус и могла погружаться на рекордную глубину — 1027 метров. Давление воды было такой силы, что корпус лодки на полметра уменьшался в диаметре.

При этом, даже находясь на предельных глубинах, «Комсомолец» мог наносить торпедные удары.

Так, на испытаниях в 1984-м К-278 произвела успешный пуск нескольких торпед с глубины 800 метров. Под водой лодка могла находиться до 90 суток. Ее практически невозможно было засечь имеющимися на тот момент средствами обнаружения. За баснословную по сравнению с другими субмаринами стоимость разработки К-278 получила прозвище «Золотая рыбка».

Почетное название «Комсомолец» ей присвоили за месяц до последнего похода. Лодка вышла на боевую вахту в конце февраля 1989-го.

Моряки должны были три месяца дежурить без всплытия — обнаруживать и скрытно следить за кораблями потенциального противника. На борту К-278 находились торпеды и крылатые ракеты с ядерными боеголовками.

Экипаж под командованием капитана первого ранга Евгения Ванина состоял из 69 человек.

Сгоревшие заживо

Седьмого апреля АПЛ «Комсомолец» патрулировала в Норвежском море, в 700 километрах от берега. Шли 37-е сутки похода. Подводная лодка двигалась на глубине 380 метров со скоростью восемь узлов.

Около 11 утра на борту взревел сигнал аварийной тревоги — в седьмом отсеке по неустановленной причине возник пожар. Вахтенный старший матрос Нодари Бухникашвили, находившийся рядом с очагом, погиб.

Командир приказал всплывать, но на глубине 150 метров сработала аварийная защита атомного реактора, из-за чего корабль начал резко терять ход и пошел на дно. Чтобы остановить погружение, Ванин решает продуть цистерны главного балласта. Лодка всплыла, но, как потом выяснилось, продувка балласта только усугубила положение моряков.

«Прозвучал сигнал пожарной тревоги, я прибыл на боевой пост в третьем отсеке, занял свое место, — вспоминает член экипажа «Комсомольца» Андрей Степанов. — Почти сразу же на корабле вышла из строя связь. Мы не знали, что происходит в корме. В таких условиях очень сложно было принимать решение. Только когда люди вышли из четвертого, пятого отсеков, они рассказали о сложившейся ситуации».

Огонь на корабле сначала попытались потушить с помощью системы химического пожаротушения ЛОХ. Однако при продувке балласта прогорел трубопровод, в отсеки начал поступать воздух под высоким давлением. Из-за этого резко увеличились площадь и интенсивность пожара. Огонь перекидывался из помещения в помещение. С притоком огромного количества кислорода система пожаротушения не справлялась.

«Сразу объявили общий подъем по кораблю, — рассказывает РИА Новости командир реакторного отсека Андрей Махота. — Я оделся, взял портативное дыхательное устройство и побежал в свой четвертый отсек. Пожара у нас пока не было. Мы загерметизировали все переборки, подготовили средства тушения и стали ждать команду на дальнейшие действия. Но в этот момент по всем отсекам пошли короткие замыкания.

Пропала вся связь, в том числе и аварийная. Средства защиты хранить рядом с реактором нельзя, они набирают радиацию. А индивидуальные рассчитаны только на десять минут. Самолично покинуть отсек я не имел права. Поэтому я и мичман Валявин укрылись в герметичной аппаратной выгородке над реактором, где не было задымления, и стали дожидаться, когда нам принесут средства защиты из смежных отсеков».

Ядовитый дым распространялся по всей лодке. Температура в охваченных пламенем отсеках была настолько высокой, что плавился металл. «Мы пошли на разведку, — рассказывает Степанов.

— Когда дошли до переборки между пятым и шестым отсеком, там была слишком высокая температура, пожар потушить уже было невозможно. В пятом отсеке обнаружили обгоревших людей, ну а в шестом и седьмом, конечно, все были мертвы. Матрос в седьмом даже не успел сообщить о начале пожара.

В шестом отсеке погиб мичман Колотилин. Его последние слова были: «Что-то черное надвигается». И все — связь прервалась».

В это время Андрей Махота и мичман Михаил Валявин выбрались наружу, чтобы отдышаться. Им поручили вскрыть пятый отсек. «У нас это получилось, хотя дверь тамбура шлюза перекосило, — рассказывает офицер. — Ее мы выбили ногами. В отсеке было темно, светильники выгорели, кругом дым. Сразу увидели людей, лежащих на палубе.

Кто-то смог встать, кому-то помогали выйти. На руках выносили матроса Кулапина, не знали тогда, что он уже мертв. В это время я зацепился маской дыхательного аппарата за какой-то выступ, маска сдвинулась, я глотнул дыма. Сразу стало плохо, затошнило, голова закружилась, начало рвать. Я остался внутри ограждения выдвижных устройств.

Ненадолго отключился и не услышал команды покинуть корабль».

Последнее погружение

Первый сигнал об аварии на берегу приняли только через час после начала пожара. «Радиограмма прошла, но были сильные помехи. Сначала на берегу не могли понять и точно определить, какая лодка и где горит. Мы дали повторно. Только после этого к месту аварии полетели самолеты и направились ближайшие корабли», — вспоминает Степанов.

На помощь аварийной подлодке вылетели несколько бортов и выдвинулась плавбаза «Алексей Хлобыстов». Все это время экипаж ни на минуту не прекращал борьбу за живучесть, моряки пытались ликвидировать пожар и сохранить лодку на плаву.

Через несколько часов в кормовые отсеки «Комсомольца» хлынула вода — лодка дала дифферент. «Мы знали, что к нам подходит плавбаза, — говорит Степанов. — Поступила команда на эвакуацию.

Но мы готовились к эвакуации не в воду, а планировали просто перейти на судно. То есть мы не надевали спасательные средства, а ограничились теплой одеждой. Лодка затонула очень быстро, минут за 15-20. Многие не успели надеть жилеты.

Спасательные плоты развернули, но поймать удалось только один из них. Он потом тоже перевернулся».

Андрей Махота был одним из последних, кто успел покинуть тонущую лодку: «Мне неожиданно по ногам ударила вода. Уровень начал резко подниматься, сначала по колено, потом по грудь. Вода ледяная — дыхание сдавило. Когда выплыл наверх, лодка уже свечкой стоит.

За корпус подержался недолго, и она стала уходить вниз. Думаю, сейчас воронка будет, меня затянет, но крутануло несильно. Удалось отплыть в сторону, увидел, что все направляются к плоту. На плот мне удалось залезть только на полкорпуса, руки и ноги свело.

В таком положении и ждали помощь».

Командир корабля Ванин и еще четверо подводников укрылись внутри всплывающей спасательной камеры (ВСК). Но выжил только мичман Виктор Слюсаренко.

Командир и еще два члена экипажа отравились угарным газом, не успев надеть дыхательные аппараты. Люк капсулы моряки успели закрыть только на одну защелку. Его выбило из-за разности давлений, когда камера всплыла на поверхность.

В люк выбросило мичмана Сергея Черникова, он тяжело травмировался и погиб.

Всего в аварии погибли 42 подводника. Большинство из них утонули или замерзли в ледяной воде Норвежского моря, несколько человек умерли уже в госпитале. Всех членов экипажа подводной лодки «Комсомолец» позже наградили орденом Красного Знамени.

«Комсомолец» затонул на глубине 1658 метров. Он до сих пор лежит на дне. В период с 1989 по 1998 год к месту гибели АПЛ отправлялись семь глубоководных экспедиций.

С помощью аппаратов «Мир-1» и «Мир-2» исследователи изучили состояние корпуса, атомного реактора и торпед с ядерными зарядами.

В итоге специалисты пришли к выводу, что лодка не представляет радиационной опасности для окружающей среды.

Источник: https://ria.ru/20190407/1552427815.html

Тайна гибели АПЛ «Комсомолец»

«Командир был уверен, как и специалисты на берегу, что пожар удастся локализовать. Предугадать развитие ситуации, никогда не встречавшейся, было, конечно, невероятно сложно. Обычно даже при тяжёлых пожарах отсек выгорает, затем, если есть необходимость, его открывают, вентилируют…

Но на этот раз, видимо, температура горения стала слишком высока. Стало возгораться и то, что обычно в пожаре «не участвует»». («Гибель «Комсомольца»: реальность и домыслы». Из беседы Главнокомандующего ВМФ адмирала флота В. Чернавина с корреспондентом «Красной звезды» капитаном 1-го ранга С.

Быстровым), «Красная звезда» от 13 мая 1989 г.).

Бесспорно, начало 50-х — конец 80-х годов прошлого столетия — «золотая эра» отечественного подводного кораблестроения. Тогда советские конструкторские бюро и верфи не только вышли на мировой уровень в этой области, но и по многим направлениям, связанным с подводным кораблестроением.

Причём, до сего дня некоторые рекорды советских подводных лодок не побиты. Например, подводная скорость (проект 661 «Анчар») и глубина погружения (проект 685 «Плавник»). Это были лодки с титановыми корпусами, были ещё серии 705 проекта — лодки-истребители.

Но почему вдруг после гибели АПЛ «Комсомолец» (проект 685) от пожара в апреле 1988 года было решено отказаться от титановых корпусов?

Первая в мире титановая и самая скоростная атомная лодка проекта 661 (Рара — по классификации НАТО) была спущена в декабре 1968 года, хотя её проектирование началось в 1958 году.

Читайте также:  Полуавтоматическое ружье мр-153: отзывы, цена, технические характеристики, обзор

Столь значительные сроки объяснялись рядом обстоятельств: это первая подводная лодка из титанового сплава.

Проектирование и строительство «К — 162» сопровождалось выполнением большого объёма научных и опытно-конструкторских работ.

В апреле 1959 года был утверждён предэскизный проект. В декабре 1960 года был завершён технический проект. Всего за два с половиной года была выполнена вся творческая работа. Руководил проектом Николай Николаевич Исанин (1904-1990) из поколения наших талантливых конструкторов подводных лодок, о которых мы до сих пор столь мало знаем.

Но далее дело затормозилось: большая сложность проекта и новизна корпусного материала привели к тому, что закладка состоялась только в самом конце 1963 года. Дело в том, что титан, весьма перспективный, но недостаточно опробованный, оказался материалом «со сложным характером».

Команду для лодки стали формировать только в мае 1965 года, куда назначали и меня на должность командира БЧ-3 (торпедиста) — помощника командира. Уже тогда об этом «долгострое» ходили байки, и не очень стремились на ней служить. Да притом двойная должность, — это заставило меня отказаться от назначения. Но с тех пор у меня остался интерес к титану.

Лодку построили только в декабре 1969 года. Потом начались длительные испытания. Лишь в сентябре 1971 года АПЛ проекта 661 была направлена на боевую службу.

Эта подводная лодка с обтекаемым корпусом и мощной энергетической установкой показала рекордную скорость 44,7 узла.

Однако этот проект не пошёл в серию, причиной чего явилась несовершенство атомной установки. А вот титан оправдал все надежды…

Когда в 1959 году СКБ-143 предложили создать малогабаритную, одновальную комплексно-автоматизированную высокоскоростную АПЛ с минимальным экипажем, вопрос о титановом корпусе ещё не стоял.

Анатолий Борисович Петров, назначенный руководителем проекта 705, имел недостаточно опыта в конструировании, и с 1963 года на этой должности его сменил Михаил Георгиевич Русанов (1909-1986), который корпусным материалом без колебаний избрал титан. К творческим идеям А.

Петрова Русанов добавил свой опыт конструктора, в результате чего получился шедевр кораблестроения. По многим техническим показателям АПЛ проекта 705 намного опередил своё время… В зарубежных военно-морских кругах эту АПЛ называют уважительно — «голубой дельфин».

Поэтому, когда в 1970 году встал вопрос о создании многоцелевой АПЛ, Николай Андреевич Климов (1922-1977), назначенный главным конструктором проекта глубоководной подводной лодки типа «Плавник» (проект 685) однозначно выбрал титан.

Эта атомная подводная лодка строилась как опытная, имела титановый корпус торпедообразной формы и была одновальной. На стабилизаторах располагались двигатели и гребные винты экономичного хода. Корпус снаружи покрывался резиновым антигидролокационным слоем.

Была предусмотрена всплывающая спасательная камера, рассчитанная на весь экипаж корабля, но она никого не спасла, потому что экипаж не знал основного свойства корпуса своего корабля, о чём я скажу ниже.

Рабочая глубина составляла 1 000 метров, а предельная — 1 250 метров! На такой глубине лодка была неуязвима для противолодочных сил и средств.

В 1977 году умер Н.А. Климов и проект доводил Ю.Н. Кормилицын.

Многоцелевая атомная подводная лодка проекта 685, получившая название «Комсомолец», предназначалась для действий против подводных лодок, авианосных соединений и для других операций.

Лодка действительно была уникальной и ей принадлежит рекорд глубины для подводных лодок. Но из-за обширного пожара в апреле 1988 года лодка из надводного положения затонула в Норвежском море.

Небывалый случай, чтобы подводная лодка, всплыв в надводное положение, тут же затонула. Почему?

В своё время я вплотную занимался этой трагедией — писал статьи, посещал конференции и презентации книг. Я был не согласен с выводами, где основная вина возлагалась на экипаж.

В то время мой товарищ, бывший механик АПЛ, который работал в кораблестроительном институте, как-то обронил фразу, что титан горит при температуре +600 градусов.

Я при всякой возможности пытался получить подтверждение этого от компетентных людей, но, увы, все мои попытки разбивались о молчание или мычание.

И вот, в подаренной мне книге конструктора подводных лодок, профессора Ю.С. Крючкова «Подводные лодки и их создатели» (1900-2000) с подзаголовком «Драмы людей, кораблей и идей» (книга издана в г.

Николаев тиражом всего 120 экземпляров), я нашёл фразу, относящуюся к титановым кораблям, где наряду с утверждением, что «титановые корабли были в три раза дороже стальных АПЛ», это были действительно «золотые рыбки», — приводились и другие характеристики титана.

Сам Юрий Семёнович Крючков в своей книге обходит драму АПЛ «Комсомолец» стороной. Но его откровения относительно титана подтверждают мою версию: «В горящем, загерметизированном отсеке прогорел корпус, отсек мгновенно заполнился водой, и субмарина рухнула в глубину!».

Оказывается, титан горит в воде! «Он (титан. — В.К.) был склонен к трещинообразованию, хладноломкости и т.п. К тому же, он хорошо горит в воде», — пишет Ю.С. Крючков)

Тогда логично предположить, что об этом свойстве титана не был информирован экипаж, и вёл борьбу за живучесть АПЛ традиционными способами.

А температура в горящих загерметизированных отсеках достигает тысячи градусов. Вода была не помехой, и прочный корпус загорелся… Дальнейшее мы знаем.

Так кто же виноват в этом случае? Экипаж, наука, завод или весь, тогда могущественный, ВПК? К сожалению, всё списали на экипаж.

И вот ещё что заставляет задуматься — после гибели «Комсомольца» было принято решение прекратить проектирование и строительство титановых подводных лодок. А ведь это направление считалось перспективным.

И в той же книге Ю.С. Крючкова, мы читаем: «Вызванный гибелью «Комсомольца» отказ от применения в будущем титана продержался в России недолго, и в новых проектах опять предлагается делать подводные лодки из титановых сплавов, что позволяет облегчить их корпуса, и за этот счёт увеличить количество разнообразного вооружения».

Возможно ли, что мы, наконец, услышим из официальных источников всю правду о трагедии в Норвежском море 7 апреля 1988 года на АПЛ «Комсомолец»? Это вызывает сомнения.

Ведь причины происшедшей гораздо позже через 12 лет, 12 августа 2000 года, трагедии АПЛ «Курск» при более внятных обстоятельствах по воле политиков остаются тайной.

Тайну «Курска» похоронили люди, а тайну «Комсомольца» действительно хранят глубины.

Вадим Кулинченко, капитан 1 ранга, ветеран-подводник

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2019/07/29/tajna_gibeli_apl_komsomolec

Подлодка К-278 Комсомолец — истинные причины гибели | Флот | Багира

Советский Союз всегда рассматривал Мировой океан как арену глобального противостояния двух систем и стремился занимать на ней твёрдую позицию. Поэтому много внимания и соответственно средств уделялось для развития Военно-морских сил. к.

При этом, начиная с 1960-х годов главная ставка делалась на атомный подводный флот. И на этом поприще СССР преуспел, по крайней мере, в количественном отношении, разделяя первые места со своим главным конкурентом — США.

По качественным показателям (главным образом в части скрытности ПЛ) дела обстояли несколько хуже.

Впереди планеты всей… по аварийности

Морская служба — дело непростое, особенно под водой. Чрезвычайно сложная техника да и сам океан ошибок не прощают. Это в равной степени относится ко всем флотам любой державы. Происшествия с ПЛ случаются на флотах всех стран. Но вот что говорит статистика. В период с 1945 по 2019 год было зафиксировано 186 аварий ПЛ, принадлежащих 16 государствам.

При этом 109 происшествий (58%) приходится на советский (ныне российский) флот. 17 ПЛ, в том числе 7 атомных, советский ВМФ лишился навсегда. Трудно отнести такие результаты к разряду случайностей. Море для всех одно, значит, вероятно, вступает в силу субъективный фактор. Проявляться он может как в ошибках при проектировании и постройке кораблей, так и при их эксплуатации.

В последнем случае причиной аварий порой становится недостаточный уровень подготовки экипажей ПЛ. Попавшие на флот не по призванию, а по призыву, имеющие к тому же невысокий общеобразовательный уровень моряки оказываются не в состоянии или не успевают осваивать сложнейшую технику, обслуживать которую им предстоит.

К этому добавляется и то, что зачастую занятия по материальной части подменяются политинформациями или работами вне корабля, типа уборки территорий базы и т.п. У офицеров на корабле свои проблемы.

Серьёзные знания, полученные в своё время в училищах, на курсах повышения и в академиях, растворяются в море бюрократической писанины, не оставляющей времени на изучение непрерывно обновляющейся техники, обучение подчинённых. А ведь от всего этого напрямую зависит безопасность корабля и его экипажа. Вот пример из трагической истории АПЛ «Комсомолец».

Когда, покидая гибнущий корабль, моряки должны были воспользоваться спасательными плотами, оказалось, что никто из них, включая офицеров, не знает, как это сделать. Позже один из оставшихся в живых офицеров этой АПЛ на вопрос комиссии по расследованию причин катастрофы: «Занимались ли сбрасыванием плотов в повседневной жизни за последние 5 лет?» — ответил: «Никогда.

Мы на флоте занимаемся писаниной бумаг, а не отработкой борьбы за живучесть. Никто никогда не отдавал аварийные плоты. Выход через торпедный аппарат тоже не отрабатывался. Как открывать авиационные (сбрасываемые самолётом) плоты, не знаем. Их я никогда не видел». И таких примеров, к сожалению, множество. Корабельные офицеры пишут в штабы, те, в свою очередь, тоже пишут.

Над каждым штабом, будь то штаб бригады, дивизии или флотилии подводных лодок, есть следующий по иерархии штаб, вплоть до Главного штаба ВМФ. Горы бумаг оставляют мало времени для дел, которых много: надо думать о пополнении флота, разрабатывать стратегию, планировать учебные, а порой и боевые походы, решать вопросы обустройства баз, их снабжения и быта.

Не только в кабинетах проходит служба штабных — периодически выезжают они на флот, иногда и выходят в море. В случаях ЧП им предстоит найти (или назначить) виновника. И делать это надо по закону и по совести. Это непросто и не всегда удаётся. Бывает, когда, выгораживая истинных виновников (порой себя самих), перекладывают вину на нижестоящих (хуже всего — на погибших), а то и просто списывают всё на роковое стечение обстоятельств или непреодолимые силы природы. Приведём пример.

В 1983 году АПЛ К-429 проходила плановый ремонт на судоремонтном заводе, расположенном на Камчатке и принадлежащем ВМФ.

Штаб соединения неожиданно решил форсировать завершение ремонта и немедленно отправить АПЛ в автономку, несмотря на рапорты её командира о явной технической неготовности корабля и о том, что большая часть экипажа лодки находится в отпуске. К его доводам не прислушались, предложив в случае несогласия снимать погоны и «партбилет на стол».

24 июня К-429 с наспех собранным с других кораблей экипажем вышла в рейс и в тот же день при первом погружении затонула на глубине 39 м (предельная глубина АПЛ этого типа — 300 м). Позже выяснилось, что причиной аварии стала ошибка заводских электромонтажников, которая вкупе с неподготовленностью сборного экипажа стоила жизни 16 морякам.

Суд счёл (скорее, назначил) виновником трагедии командира корабля (несмотря на его рапорты о неготовности лодки и героическое поведение при спасении экипажа с затонувшей ПЛ), приговорив к длительному сроку заключения.

Вмф и промышленность — кто виноват в гибели «комсомольца»?

Ещё одного кандидата на роль «козла отпущения» при разборе аварий ПЛ адмиралы нередко искали в лице промышленности. Любые огрехи в конструкции и технологии, как действительные, так и мнимые, сразу назывались основной причиной аварии. При этом старались умалчивать о нарушениях (порой вопиющих) правил эксплуатации, на которых нелицеприятно для моряков делала акцент промышленность.

Шла очень острая (и не всегда честная) подко — верная борьба ведомств. Имела место таковая и в деятельности комиссии по установлению причин гибели АПЛ «Комсомолец», произошедшей в Норвежском море 7 апреля 1989 года.

Эта АПЛ была единственным в мире боевым подводным кораблём/имеющим рабочую глубину погружения 1000 метров и способным использовать с этой глубины своё оружие — ракетно-торпедный комплекс. Корпус лодки отличался особой прочностью. Привычной рубки не было. Её заменила всплывающая спасательная камера, рассчитанная на размещение всего экипажа.

Водонепроницаемыми переборками корпус АПЛ был разделён на 7 отсеков. 28 февраля 1989 года «Комсомолец», уже успешно прослуживший 5 лет и даже успевший стать мировым рекордсменом по глубине погружения, вышел в свой очередной, оказавшийся для него последним поход. Помимо экипажа в 57 человек на борту лодки находилось ещё 7 представителей штабов и прикомандированных офицеров.

Экипаж, который повёл «Комсомолец» в этот поход, был «вторым» (т.е. резервным), а для его командира капитана I ранга Ванина это был первый самостоятельный поход. Первые 38 суток поход протекал нормально. Но утром 7 апреля, когда лодка на глубине 380 м возвращалась к родным берегам, в 7-м (кормовом) отсеке вспыхнул пожар.

Попытка потушить его с помощью штатной противопожарной системы не дала результатов. Пожар разрастался, чему способствовало активное горение сублимированных с помощью спирта хлебопродуктов, сверхштатный запас которых (из-за увеличенного личного состава) разместили в 7-м отсеке. Поскольку в зоне пожара оказались гидронасосы системы регулирования главной паровой турбины, последняя остановилась.

Читайте также:  Отпугиватель собак dogchaser ls-977: видео в действии, схема, отзывы, цена

АПЛ потеряла ход. Теперь всплытие стало возможным только за счёт продувки цистерн главного балласта, что и было сделано. Лодка оказалась на поверхности штормового моря. Но одна из кормовых балластных цистерн не продулась. Трубопровод, подводящий к ней воздух высокого давления (ВВД), проходит через аварийный отсек, где температура достигла уже сотен градусов.

В результате герметичность трубопровода нарушилась, и ВВД пошёл в горящий отсек, ещё более раздувая пламя. Через прогоревшие сальники в кормовой отсек поступает забортная вода, в результате возникает и постепенно увеличивается дифферент (наклон) на корму. Затем срабатывает аварийная защита и заглушает атомный реактор. Возникает дефицит электроэнергии.

2 часа потребовалось, чтобы запустить стоявший годами без движения дизель-генератор (предусмотренное для его аварийного пуска время — 10 минут). Это, а также другие просчёты в борьбе за живучесть лодки усугубляли и без того тяжелейшую ситуацию. Итог известен: когда надежда на спасение АПЛ иссякла, была подана команда экипажу подготовиться к эвакуации.

Но покинуть лодку можно было только в штормовое море. Никаких судов поблизости не было. Прилетевший самолёт неудачно сбросил спасательные плотики — слишком далеко от лодки, так что ими никто не воспользовался. О том, что использовать собственные многоместные спасательные плоты подводники не сумели, мы уже упоминали.

Точно так же не смогли они применить по назначению всплывающую камеру, а о наличии в первом отсеке спасательной лодки, похоже, просто не вспомнили. Через 6 часов после начала аварии АПЛ почти вертикально вниз кормой ушла под воду. Большинство моряков оказались в воде без спасательных средств. В условиях Заполярья в апреле человек не может продержаться в воде более 20 минут.

Когда минут через 40 к месту трагедии подошла плавбаза «Алексей Хлобыстов», на её борт удалось поднять лишь 30 человек, 8 из которых умерли уже в госпитале. Всего же число жертв катастрофы достигло 42. Советский ВМФ потерял уникальный корабль.

В правительственную комиссию по установлению причин катастрофы, возглавляемую Олегом Баклановым, куратором ВПК, будущим членом ГКЧП (август 1991), вошли представители ВМФ и промышленности. Были рассмотрены уцелевшие корабельные документы, в т. ч. вахтенные журналы, заполняемые в ходе аварии, а также опрошены все выжившие моряки (22 человека).

Комиссия не пришла к единому мнению о причинах трагедии — каждый «тянул одеяло на себя» моряки искали недостатки в технике, промышленность указывала на ошибки личного состава в результате его недостаточной подготовленности. Камнем преткновения стал вопрос о первопричине катастрофы и пожаре. Предлагались самые различные версии его возникновения.

Однако, как убедительно доказывали представители промышленности, не могло быть объёмного пожара такой интенсивности, если бы в 7-м отсеке был нормальный состав воздуха. Но, к сожалении этого не было. Комиссия установила, что в самом начале похода в 7-м отсеке вышел из строя прибор — указатель содержания кислорода. В подобных случаях полагается выполнять контроль атмосферы отсеков вручную с помощью переносного прибора. Но это не делалось, в то же время клапан подачи кислорода в отсек был открыт полностью, что по расчётам должно было повысить содержание кислорода в отсеке до 27% (при норме 20%), а избыток кислорода радикально увеличивает пожароопасность. К этому надо добавить не предусмотренное нормативами размещение в отсеке горючих продуктов, а также попадание в него воздуха высокого давления (ВВД).

Помимо прочего, трагедия «Комсомольца» показала, что, оказавшись в беде, подводники могут рассчитывать лишь на себя. Через 11 лет это же ещё убедительнее подтвердила катастрофа «Курска». Аварийно-спасательные службы советского ВМФ продемонстрировали свою несостоятельность.

После выхода Решения Правительственной Комиссии три её члена (представители ЦКБ «Рубин» и завода-строителя) написали особое мнение, к которому присоединился вице-адмирал Чернов, бывший командующий 1-й флотилией АПЛ Северного флота. Позже один из подписантов «особого мнения» — зам. главного конструктора погибшего корабля Романов в своей книге «Трагедия ПЛ «Комсомолец» рассмотрел буквально по минутам и проанализировал весь ход катастрофы АПЛ.

Протоколы Правительственной комиссии легли на полки закрытых архивов, о гибели АПЛ написаны статьи и книги, а на полях интернета адмиралы (уже отставные) всё ещё продолжают перепалки по поводу того, кто из них более виноват в бедах советского ВМФ.

Знаете ли вы что…

К-278 «Комсомолец» — советская атомная подводная лодка (АПЛ) 3-го поколения, единственная лодка проекта 685 «Плавник».

Лодке принадлежит абсолютный рекорд по глубине погружения среди подводных лодок — 1027 метров (4 августа 1985) Из-за повышенной глубины погружения материалом прочного корпуса был выбран титановый сплав.

Лодка служила базой для экспериментов в области глубоких погружений, но могла выступать как полноценный боевой корабль, способный выполнять самые разные боевые задачи.

На отсеках подводной лодки отрабатывались методы конструирования, технология изготовления различных конструктивных узлов корпуса, осуществлялась экспериментальная проверка статической, циклической и динамической прочности конструкции.

Атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец» погибла 7 апреля 1989 года при возвращении с третьей боевой службы, в результате возникновения пожара в двух смежных отсеках были разрушены системы цистерн главного балласта, через которые произошло затопление лодки забортной водой. Дальнейшая оценка причин катастрофы в различных источниках значительно разнится — руководство ВМФ обвиняло в несовершенстве лодки конструкторов и судостроителей, последние, в свою очередь, заявляли о в неумелых и порой даже безграмотных действиях экипажа.

Бизнес по-советски

Компания «Пепсико» имела в СССР множество заводов по розливу газировки, а прибыль вкладывала в покупку водки «Столичная» и последующую её продажу на рынке США, на что имела эксклюзивное право. Однако водочный рынок имел лимит, поэтому в 1989 году «Пепсико» купила у советского правительства 17 подводных лодок и несколько военных кораблей. Затем суда были перепроданы на металлолом. Также в рамках сделки были куплены несколько новых нефтяных танкеров, которые у «Пепси» приобрела норвежская компания. Глава «Пепси» в шутку сказал по этому поводу советнику президента США по безопасности: «Мы разоружаем СССР быстрее, чем вы».

  • Журнал: Неизвестный СССР (Война и Отечество), Спецвыпуск №1(1), январь 2020 года Рубрика: Катастрофы
  • Константин Ришес
  • Tags СССР гибель катастрофа пожар Война и Отечество море экипаж авария подлодка дно К-278 К-429

Источник: https://www.bagira.guru/fleet/podlodka-k-278-komsomolets-istinnye-prichiny-gibeli.html

Читать

Дмитрий Андреевич Романов

Трагедия подводной лодки «Комсомолец»

ОТ АВТОРА

В Норвежском море 7 апреля 1989 года произошла авария советской атомной подводной лодки «Комсомолец», в результате которой лодка затонула, а большая часть ее экипажа трагически погибла.

Правительственная комиссия, созданная для выяснения причин аварии, включала в себя как представителей Военно-морского флота СССР, так и Министерства судостроительной промышленности.

В ходе работы комиссии у членов ее рабочей группы от судостроительной промышленности, непосредственно участвовавших в создании подводной лодки, – ответственного сдатчика В.М.Чувакина, сдаточного механика Э.П.Леонова и заместителя главного конструктора Д.А.

Романова – сформировалось особое мнение о причинах аварии и гибели лодки, отличающееся от мнения других членов рабочей группы, представляющих Военно-морской флот. Однако оно не нашло отражения в материалах рабочей группы комиссии. Это вынудило нас обратиться с письмом к председателю правительственной комиссии секретарю ЦК КПСС О.Д.

Бакланову, но и после этого мнение морских инженеров лишь в самой незначительной мере повлияло на официальное заключение правительственной комиссии о причинах аварии и гибели подводной лодки.

  • Обращения автора этой книги в газеты «Известия», «Литературная газета», «Комсомольская правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Смена» и в журналы «Огонек» и «Морской сборник» по отдельным аспектам трагедии также оказались безрезультатными.
  • Таким образом, мнение работников судостроительной промышленности о причинах трагедии подводной лодки «Комсомолец» так и не было доведено до сведения народа, что и вынудило меня написать эту книгу.
  • Документальную повесть «Трагедия подводной лодки „Комсомолец“ нельзя считать трудом одного автора.

В рассмотрении трагедии и причин, приведших к ней, в анализе событий и действий личного состава в борьбе за живучесть корабля принимали участие многие специалисты судостроительной промышленности и Военно-морского флота. Результаты их работы автором проанализированы и использованы в книге.

Автор глубоко благодарен работникам производственного объединения «Севмашпредприятие» В.М.Чувакину, Э.П.Леонову, В.А.Выборных (заместителю главного конструктора предприятия), а также конструкторам, начальникам секторов и отделов центрального конструкторского бюро морской техники «Рубин» за активную поддержку и неоценимую помощь в написании этой книги.

Автор благодарен и многочисленным оппонентам, чьи, зачастую необъективные или некомпетентные, суждения способствовали более тщательному рассмотрению всех аспектов трагедии и позволили утвердиться в тех выводах, которые и представляются на суд читателей.

Д.А.Романов

О ЧЕМ ЭТА КНИГА?

  1. В многочисленных статьях, опубликованных в ряде газет и журналов, представителями Военно-морского флота высказаны различные предположения о причинах трагедии советской атомной подводной лодки «Комсомолец». Смысл их сводился к следующему:
  2. – из-за неисправности электрооборудования возник пожар;
  3. – близкие по времени процессы возникновения пожара и разгерметизации воздушных систем определили высокую интенсивность и скоротечность развития пожара и обусловили неэффективность применения средств пожаротушения.

Что по мнению представителей Военно-морского флота способствовало аварии? Послушаем мнение работников главного штаба ВМФ: «Что же касается причин, способствовавших аварии, то в первую очередь следует назвать множество технических несовершенств в различных системах подводной лодки. Их наличие можно полностью отнести за счет недоработок конструкторов, судостроителей, а также недопустимого либерализма при приемке корабля»[1].

И следовал вывод: «Несмотря на самоотверженные и технически грамотные действия личного состава спасти подводную лодку было невозможно».

И любые критические замечания о действиях личного состава, о его профессиональной подготовке «королевская рать» Военно-морского флота встречала «в штыки», не гнушаясь фальсификации и явной клеветы.

Отечественный и зарубежный опыт создания новых образцов военной техники свидетельствует о том, что абсолютно безопасной техники не бывает, а ее эксплуатация, к сожалению, всегда связана с вероятностью возникновения аварийных ситуаций, во многих случаях заранее непредсказуемых.

Во все времена военная техника создавалась на базе самых новейших научно-технических достижений и, естественно, неизбежно оказывалась в зоне максимального технического риска.

В этом отношении боевые атомные подводные лодки являются наиболее сложными, потенциально опасными и уязвимыми объектами.

Их особая пожароопасность обусловлена высокой энергонасыщенностью помещений, соседством горючих материалов и рабочих сред с пожароопасным оборудованием, недостаточным совершенством средств контроля состояния отсеков, ограниченными возможностями имеющихся средств тушения пожаров.

Вместе с тем нельзя согласиться с утверждением Н.Черкашина[2] о том, что степень пожаровзрывоопасности подводных лодок соответствует размещению порохового погреба в бензоскладе, а подводники живут в среде, где их поджидает смерть в любую секунду.

Не надо крайностей как в украшательстве жизни подводников, так и в нагнетании ужасов. Служба на подводных лодках и без этих ужасов сурова и тяжела. И никакие зоны отдыха и бассейны, канарейки и искусственная трава не смогут существенно ее облегчить.

Создавая и испытывая подводные лодки, конструкторы постоянно обращают внимание на совершенствование техники, повышение ее надежности, снижение степени технического риска, однако полностью исключить вероятность возникновения аварийных ситуаций невозможно.

В этих условиях особую, решающую роль всегда имели и будут иметь теоретическая подготовка и практические навыки каждого члена экипажа, т е. профессионализм людей, эксплуатирующих сложную и потенциально опасную технику.

Именно уровень профессионализма экипажа реально влияет на обстановку и события в отсеках подводной лодки до и во время аварии, препятствует или, наоборот, способствует возникновению и развитию аварийной ситуации, определяет эффективность действий личного состава по ликвидации аварии.

Тысячу раз прав бывший главный инженер судоремонтного завода Военно-морского флота, а ныне старший сторож садоводческого кооператива капитан 2-го ранга запаса В.В. Стефановский, когда говорит: «Умелые моряки справятся с аварией. Ответственные – ее не допустят»[3]. Верно, за эту правоту Владимиру Владимировичу пришлось переменить профессию.

Подготовка подводной лодки «Комсомолец» к спуску на воду.

Подводная лодка «Комсомолец» по составу боевых и технических средств, в том числе по системам управления и системам, обеспечивающим живучесть подводной лодки, практически ничем не отличалась от современных подводных лодок, находящихся в настоящее время в эксплуатации. Она была сдана в 1983 году и в августе 1984 года введена в строй.

«После ввода в строй подводная лодка в течение нескольких лет проходила опытную эксплуатацию. В этот период проверялись надежность конструкторских решений, соответствие эксплуатационных характеристик и параметров расчетным.

Испытания проводились интенсивно в самых различных условиях плавания, в том числе на полную автономность. Как и при любых испытаниях имели место отдельные неисправности, однако ни одной серьезной поломки не произошло.

Экипажи подводной лодки по опыту плавания высоко оценивали ее эксплуатационные свойства».[4]

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=23502&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector